Психотерапевтические притчи и метафоры

Раздел модерируется особенно строго, чтобы вместо лекарства не предложили людям яду

Модератор: Кризисный психолог

Помогли ли Вам метафоры размещенные в данном разделе?

Действительно очень помогли
37
65%
Помогли, но не очень
2
4%
Настроение подняли, но не помогли
5
9%
Вообще не помогли
0
Голосов нет
Заставили посмотреть на ситуацию со стороны
13
23%
 
Всего голосов: 57

Кризисный психолог
Психолог
Психолог
Сообщения: 977
Зарегистрирован: 19 янв 2007, 00:11
Откуда: Москва

Сообщение Кризисный психолог » 10 май 2008, 13:23

За что Бог меня наказал?


Церковь учит, что Бог есть любовь.

Так почему же люди страдают?

Послание к Евреям 12:

5 И забыли утешение, которое предлагается вам, как сынам: «сын мой! не пренебрегай наказания Господня, и не унывай, когда Он обличает тебя. (Прит. 3, 11. Отк. 3, 19.)
6 Ибо Господь, кого любит, того наказывает; бьет же всякого сына, которого принимает». (Иов. 5, 17. Пс. 93, 12. Прит. 3, 12.)
7 Если вы терпите наказание, то Бог поступает с вами, как с сынами. Ибо есть ли какой сын, которого бы не наказывал отец?
8 Если же остаетесь без наказания, которое всем обще, то вы - незаконные дети, а не сыны.
9 Притом, если мы, будучи наказываемы плотскими родителями нашими, боялись их, то не гораздо ли более должны покориться Отцу духов, чтобы жить? (Числ. 16, 22. Иов. 12, 10. Еккл. 12, 7. Зах. 12, 1.)
10 Те наказывали нас по своему произволу для немногих дней; а Сей - для пользы, чтобы нам иметь участие в святости Его. (Мат. 7, 11. Тит. 2, 12.)
11 Всякое наказание в настоящее время кажется не радостью, а печалью; но после наученным через него доставляет мирный плод праведности.



Если родители любят своих детей, то они из любви к ним наказывают их, чтобы научить, чтобы наставить на путь истинный (а не для того, чтобы помучить или поиздеваться над ними). Говорят, если человек живет в грехе и не кается, но при этом здоров, богат, успешен в светской жизни - такого человека Бог оставил. А жизнь истинного христианина - мученичество. Но, как говорил Фома Кемпийский: Если чем больше мучений и скорбей ты переносишь, тем больше радуешься - то ты нашел рай на земле.

Знаете ли Вы, что когда грешник страдает на Земле - он оплачивает долги?

Можно также сказать, что мы сами себя наказываем:

Если, например, мне Бог сказал не сунуть руки в огонь, а я не послушал, сунул и обжегся - и страдаю. Кто меня наказал? Бог, который создал огонь? Или я сам себя наказал?


Если Бог сказал: не лги. А я солгал, и получил за это в морду. Кто меня наказал?

Если Бог сказал: не прелюбодействуй. Я не послушал, и имею теперь детей от разных жен, и страдаю я и дети. Кто наказал?

Если мне Бог сказал: не убий, а я взял оружие, начал войну - и меня убили или покалечили. Кто меня наказал? Бог? Или я сам себя наказал?

Если Бог сказал: помолись, прежде чем начать дело, а я не послушал и дело оказалось бесполезным или вредным - кто наказал?

Если Бог сказал: в воскресенье не работай, а я работал - но работа принесла убытки. Кто наказал?

Если Бог сказал: чаще исповедуйся и причащайся, ибо если много неомытых грехов на душе, то дьявол имеет власть над теми, кто не кается и мучит человека, и заставляет делать все более тяжкие грехи, катит его душу вниз - а я только раз или два в год исповедуюсь и причащаюсь и дьявол меня мучит - кто наказал?
Последний раз редактировалось Кризисный психолог 10 май 2008, 13:43, всего редактировалось 1 раз.

Реклама
Диагностика совместимости в паре
Кризисный психолог
Психолог
Психолог
Сообщения: 977
Зарегистрирован: 19 янв 2007, 00:11
Откуда: Москва

Сообщение Кризисный психолог » 10 май 2008, 13:37

Вы не верите в Бога?



1) Вы не верите в Бога, но говорите в знак благодарности «спасибо» (спаси Бог).

2) Вы не верите, что человек был создан по образу и подобию Божию, но называете безобразным человека, который потерял этот образ.

3) Вы не верите, что Христос воскрес, но называете седьмой день недели воскресеньем.

4) Вы не верите, что бесы существуют, но говорите, что собака бешена или что машина мчится на бешеной скорости.

5) Вы не верите, что Хам (сын Ноя, Бытие 9:18-29) существовал, но не любите, когда вам хамят.

6) Вы не верите, что Онан (Бытие 38:8-9) существовал, но ….

7) Вы не верите, что у человека есть душа, но верите, что бывают душевнобольные (или психически больные – от греч. психо – душа).

8) Вы не верите, что козел отпущения существовал (Левит 16: 20-22), но не любите когда из Вас его делают.

9) Вы не верите, что у человека есть душа, но не любите, когда Вас называют бездушным человеком.

10) Вы не верите в духовные законы, но в то же время Вас часто мучит совесть, если только Вы не бессовестный человек.

11) Вы считаете, что человек – это только бездушное живое тело, но это тело (а не душа) может надеяться, верить, любить, мечтать, сочувствовать, ненавидеть, завидовать, печалится…

12) Вы верите только в материальный мир, но не считаете материальной совесть, сочувствие, зависть, печаль, ненависть, веру, надежду, любовь.

13) Вы не верите в Бога, так как Бога никто не видел, но в то же время верите, что можно разговаривать по мобильному телефону – хотя радиоволн никто не видел.

14) Вы не верите в Бога, но предпочитаете натуральные (созданные Богом) продукты, лекарства, ткани, мебель, материалы синтетическим (созданным грешным человеком без Божьего благословения).

15) Вы верите, что аксиомы не нужно доказывать, но требуете доказательств существования Бога.

16) Вы не верите в Бога, но используете Слово Божие (Библию) в своей жизни:

Кто не работает, тот не ест (Второе послание к Фессалоникийцам 3:10).
Что посеешь, то пожнешь (Послание к Галатам 6:7)
Кто копает яму, тот упадет в нее (Екклесиаста 10:8)
Закопать талант в землю (Евангелие от Матфея 25:31-33)
Спит сном праведника (Книга Притчей Соломоновых 3:23-24)
Кто к нам с мечом придет, тот от меча и погибнет (Евангелие от Матфея 26:52)
Давид и Голиаф (Первая Книга Царств 17:11-58)
Сильные мира сего (Псалом 117:8-9)
Время собирать камни и время разбрасывать камни (Екклесиаста 3:5)
В огонь и в воду (Псалом 65:12)
Глас вопиющего в пустыне (Евангелие от Матфея 3:3)
Не хлебом единым (Евангелие от Матфея 4:4)
Испить горькую чашу (Исаия 51:17)
Не от мира сего (Евангелие от Иоанна 18:36)
Нет пророка в своем отечестве (Евангелие от Луки 4:24)
Живой труп (Первое послание к Тимофею 5:6)
Устами младенцев (Евангелие от Матфея 21:15-16)
Ничтоже сумняшеся (Послание Иакова 1:6).
Манна небесная (Вторая книга Моисеева - Исход 16)
Нести свой крест (Евангелие от Матфея 10:38, Евангелие от Марка 8:34)
17) Вы не верите в Иисуса Христа, но используете христианские мудрости: "бежит, как *** от ладана", "мечется, как оглашенный", "если кажется, креститься надо", "еле еле душа в теле", "отпетый", "испустить дух" и т.д.

18) Вам нравится гармония и красота этого мира: горы, моря, леса, поля, реки, звезды, звери, птицы, люди - но Вы считаете, что все это появилось само собой.

19) Вы не верите в Бога, но верите в науку, несмотря на то, что наука (теория вероятности) показывает, что вероятность того, что этот мир был создан разумным существом в триллионы раз выше вероятности того, что этот мир и все в нем появилось само собой.

20) Вы считаете себя умнее верующих, но в то же время верите, что Ваш мозг появился сам собой.

21) Вы считаете себя умнее верующих, но в то же время верите, что Ваши прародители были обезьянами.

22) Вы не хотите исполнять христианские заповеди, считая, что человек должен сам решать, что ему хорошо, а что плохо, но в то же время не хотите чтобы Ваша жена (муж) была прелюбодейкой (был прелюбодеем), чтобы Ваш сын был пьяницей, чтобы Ваша дочь стала блудницей, чтобы Вас обворовали, чтобы Вас обманывали, чтобы Вас ненавидели, чтобы Вас убили...


Несколько признаков того, что вы атеист

Вы верите, что самолеты, компьютеры, компасы и т.д. были кем-то целенаправленно спроектированы и созданы, но вы также верите, что человеческое тело, которое несоизмеримо сложнее любого ныне существующего технического аппарата, появилось в процессе случайной биологической эволюции.

Вы утверждаете, что нужно скептически относиться ко всему, но считаете глупцами всех тех, кто скептически относится к теории эволюции.

Вы верите, что жизнь произошла из безжизненных химических веществ, но абсолютно отрицаете что Иисус воскрес из мертвых.

Вы не поставите 10 долларов на футбольный тотализатор, потому что ваши шансы выиграть незначительны. Но вы без проблем ставите будущее своей бессмертной души на практически невозможную теорию самозарождения жизни.

Вы говорите, что "чрезвычайные утверждения требуют чрезвычайных доказательств", затем совершенно бездоказательно утверждаете, что Бога нет.

Вы считаете, что атеисты, обратившиеся в христианство, либо лгут, либо никогда не были "настоящими атеистами".

Вы считаете, что Библия - художественная литература, а "Код да Винчи" - документальная.

Вы видите логику в следующем силлогизме: "Библия - толстая книга. Властелин Колец - толстая книга. Какие основания верить первой, но не второй?"

Вы скорее поверите в хоббитов, эльфов и орков, чем в Иисуса.

Вы думаете, что любой христианин, написавший книгу о христианстве, сделал это из-за денег, а любой атеист, написавший книгу о атеизме, сделал это для просвещения масс.

Вы не можете поверить в события 2000-летней давности, потому что "никто не может быть уверен в том что же на самом деле случилось", но вы твердо верите, что религия была изобретена правящими классами 5000 лет назад, чтоб держать народ в узде.

Вы считаете, что преступления и грехи некоторых христиан (инквизиторов, конкистадоров, священников-педофилов и т.д.), действовавших вопреки учению Христа, дискредитируют христианство в целом, но преступления атеистов вроде Гитлера или Ленина, действовавших в соответствии с атеистическим учением об отсутствии объективной морали, ни в коем случае не бросают тень на атеизм.



Вы - атеист, если вы:


- считаете, что загонять свою мысль в прокрустово ложе т.н. "формальной логики" - свободомыслие, а не признавать этих рамок - догматизм,
- считаете, что сомневаться в существовании Бога - свободомыслие, а сомневаться в том, что эмпирический мiр есть истинная, объективная, единственная и окончательная реальность - догматизм,
- считаете, что считать, что законы природы нигде, никогда и ни при каких обстоятельствах не могут быть нарушены - свободомыслие, а допускать возможность чуда - догматизм,
- считаете, что незнание элементарных азов физики или химии не даёт права выносить какие-то суждения в этих областях, а незнание элементарных азов богословия не является препятствием для суждений о религиозных вопросах,
- считаете, что диплом богослова не делает его обладателя специалистом по физике или химии, а Нобелевская премия по физике даёт право судить о богословских вопросах,
- не имеете ни малейшего понятия об элементарных азах богословия, но уверены, что то, чтО говорит богословие, противоречит тому, чтО говорит физика
- считаете, что знание свойств и законов материального мира является достаточным основанием утверждать, что какого-то другого мира, в котором эти законы не действуют, не может быть, потому что не может быть никогда,
- считаете, что непонимание лично вами догмата о триединстве Бога является достаточным основанием утверждать, что те, кто выдвинул этот догмат, сами не понимали, чтО говорили,
- никогда не читали саму Библию, но читали критику Библии какого-нибудь идиота
- считаете, что считать человека куском г...., который сдохнет, как собака, и трава из него вырастет - не унижает человека, а считать его существом, способным соединить свою человеческую природу с Божьей природой и обрести бессмертие - унижает,
- считаете, что подчиняться Богу - это рабство, а жить в мире, где каждый ваш шаг зависит от законов, которые не зависят от вашей воли и ни при каких обстоятельствах не могут быть нарушены - это свобода,
- вопите, что христианство считает человека изначально грешным, ничтожным и виноватым существом, совершенно не утруждая себя разобраться, какой смысл христианство вкладывает в понятия "первородный грех", "покаяние", "молитва" и др.,
- заявляете, что христианство ничем принципиально не отличается от религии людоедов мумбо-юмбо, но назовёте идиотом того, кто скажет, что не видит разницы между системой Птолемея и системой Коперника, поскольку и там, и там что-то вокруг чего-то вращается - так ли уж принципиально, чтО вокруг чего?,
- считаете, что Дж.Бруно сожгли за то, что он утверждал, что Земля вращается вокруг Солнца, и очень удивитесь, если вам скажут, что это было не единственным и даже НЕ ГЛАВНЫМ пунктом, инкриминировавшимся ему,
- считаете, что христиане считают, что Бог наказывает человека за грехи, и очень удивитесь, если вам скажут, что православные считают, что не Бог, а человек сам себя наказывает.



Атеистам для раздумий

Какой у вас, атеистов, смысл в жизни - ведь после смерти всё равно ничего нет?

Почему вы постоянно цепляетесь к Библии? Только вы, атеисты, и видите в ней противоречия. А вот почитали бы толкования Святых Отцов – поняли бы сразу, что никаких противоречий нет. Воистину, Библия - Слово Божье.

Вы даже гипотетически не знаете, что должно произойти, чтобы вы поверили в (признали существование) Бога. Это ли не упертость, твердолобость и т.п, в чем вы так любите обвинять "верунов"?

Почему вы говорите, что религия противостоит науке? Неужели вам неизвестно, что многие учёные были (и являются) верующими, при монастырях и церквях работали школы, многие исследователи были монахами? Да если бы христианство не взяло на себя просвещение - где была бы ваша хвалёная наука?

Известно, что после войн многие возвращаются верующими. Это ли не подтверждение того, что в минуты смертельной опасности Бог помогает искренне обратившимся к нему?

Есть же свидетельства огромного количества аскетов - они видели, сопереживали Бога (или нечто не-от-мирное). Почему бы не поверить им? Религия предлагает Путь к Богу. Атеизм ничего не предлагает, но заведомо отвергает все пути - ведь вы даже гипотетически не можете представить, что должно произойти, чтобы принять Бога.

Кризисный психолог
Психолог
Психолог
Сообщения: 977
Зарегистрирован: 19 янв 2007, 00:11
Откуда: Москва

Сообщение Кризисный психолог » 11 май 2008, 00:05

Глава из книги "Путь разума в поисках истины" профессора Московской духовной Академии А.И. Осипова.
Очень рекомендую ее почитать всю
. :)

Бога нет, потому что…

1. Наука доказала, что Бога нет

Это утверждение не имеет под собой никаких оснований и является чисто пропагандистским. Научного доказательства небытия Бога не только не существует, но и принципиально не может существовать, по меньшей мере, по следующим причинам.
Во-первых, естествознание в целом, по определению , занимается изучением этого, посюстороннего мира . Поэтому основная религиозная истина – существование Бога – в принципе не может быть предметом научного опровержения.
Во-вторых, иметь наиболее достоверное знание о том, что доказывает и что опровергает наука, могут, естественно, люди науки, ученые. Поэтому факт наличия огромного числа крупнейших ученых, верующих в Бога и во Христа, является самым убедительным свидетельством того, что наука не опровергает бытия Бога. Достаточно привести имена лишь некоторых всемирно известных верующих ученых: каноник Н. Коперник († 1543), совершивший переворот в астрономии; И. Кеплер († 1630), обосновавший гелиоцентрическую систему; Б. Паскаль († 1662) – физик, математик, религиозный мыслитель, основоположник классической гидростатики; И. Ньютон († 1727) – физик, математик, астроном; М. Ломоносов († 1765) – ученый-энциклопедист; Л. Гальвани († 1798) – физиолог, один из основоположников учения об электрическом токе; А. Ампер († 1856) – основоположник электродинамики; А. Вольта († 1872) – также один из основателей учения об электричестве; св. митрополит Московский Иннокентий (Вениаминов) († 1879); Г. Мендель († 1884) – августинский монах, основоположник генетики; Ж. Дюма († 1884) – основоположник органической химии; С. Ковалевская († 1891) – математик; Л. Пастер († 1895) – отец современной микробиологии и иммунологии; А. Попов († 1906) – изобретатель радио; Д. Менделеев († 1907) – создатель периодической системы химических элементов; И. Павлов († 1936) – отец физиологии; П. Флоренский († 1937) – священник, богослов, ученый-энциклопедист; патер В. Шмидт († 1954); Э. Шрёдингер († 1955) – один из создателей квантовой механики; Б. Филатов († 1956) – офтальмолог; архиепископ Лука Войно-Ясенецкий († 1961); аббат Леметр († 1966); Л. Бройль († 1987) – один из создателей квантовой механики; Ч. Таунс († 1988) – один из создателей квантовой электроники; и многие, многие другие.
В-третьих. Научные знания никогда не смогут дать человеку возможность охватить все бытие в целом, ибо «на любом уровне развития цивилизации наши знания будут представлять лишь конечный островок в бесконечном океане непознанного, неизвестного, неизведанного» . Следовательно, даже если бы Бога не было, наука в принципе никогда не смогла бы сказать о небытии Бога. Атеизм, утверждающий обратное, оказывается поэтому концепцией антинаучной, прямо противоречащей одному из самых элементарных научных выводов.

2. Его никто не видел

Это утверждение, по меньшей мере, наивно. Мы верим в существование очень многих вещей и явлений, которых никто из людей не только не видел, но и видеть не может, например, субатомный мир, бесконечную Вселенную, свой собственный ум (в существовании которого, тем не менее, едва ли кто сомневается) и т.д. Бог же есть Дух, Который «видится» не глазами, но духом – бесстрастным умом и чистым сердцем (Мф. 5, 8). Фактов такого видения Бога история сохранила бесчисленное множество.

3. Библия содержит в себе много противоречий

Наличие противоречий в Библии могло бы иметь значение для отрицания ее богодухновенности, но никак не для решения вопроса о бытии Бога. В Бога верят не одни христиане. К тому же подавляющее большинство из этих т.н. противоречий или надуманы, или обусловлены простым непониманием текста и причин разночтений. Совсем же немногие события, по разному представленные в Евангелиях (напр., один или два было гадаринских бесноватых; один или два раза пропел петух, прежде чем Петр трижды отрекся от Христа и др.) и совершенно не затрагивающие главного в религии – вопросов веры и духовной жизни, говорят лишь о том, что вся Евангельская история описывалась евангелистами с величайшим благоговением, без прикрас и подделок – так и только так, как это они или видели сами, или слышали от ближайших свидетелей происходивших событий. Замечательно, что и никто ни из их учеников, ни из христиан последующих поколений не посмел коснуться этих противоречий. Потому наличие их является еще одним важным подтверждением исторической подлинности Евангельского повествования.

4. В мире много страданий

Множество страданий, несправедливых и невинных, происходящих в мире, – не достаточный ли аргумент для отрицания веры в существование Бога? – Это одно из наиболее часто встречающихся возражений. Вызвано оно непониманием христианского учения о любви Божией, свободе человека, природе греха.
Характер взаимоотношений Бога и человека в христианском богословии описывается понятием «синергия» (греч. содействие, сотрудничество). Синергия означает, что ни человек не может спасти сам себя, ни Бог – спасти человека без воли самого человека. Спасение совершается Богом, но только при условии, что человек пожелает и сделает все возможное, чтобы стать богоподобным по своим духовным и нравственным свойствам. Эти свойства даны в Евангелии в образе Христа и в Его учении. Душу злую Бог не может насильно ввести в Свое Царство любви. Требуется ее изменение, а это обусловлено свободой человека. И пока она не изменится, будет мучима тем злом, которое пребывает в ней. Страдания человека порождаются дисгармонией духа человека с Богом, являющегося «Законом» нашего бытия. В этом заключается основная причина всех бед человеческих.
Очень ясно причины человеческих страданий показывает преподобный Антоний Великий (IV в.): «Бог, – говорит он, – благ и бесстрастен, и неизменен. Если кто, признавая благословенным и истинным то, что Бог не изменяется, недоумевает, однако же, как Он (будучи таковым) о добрых радуется, злых отвращается, на грешников гневается, а когда они каются, является милостив к ним; то на это надобно сказать, что Бог не радуется и не гневается, ибо радость и гнев суть страсти. Нелепо думать, чтобы Божеству было хорошо или худо из-за дел человеческих. Бог благ и только благое творит, вредить же никому не вредит, пребывая всегда одинаковым; а мы, когда бываем добры, то вступаем в общение с Богом – по сходству с Ним, а когда становимся злыми, то отделяемся от Бога – по несходству с Ним. Живя добродетельно – мы бываем Божиими, а делаясь злыми – становимся отверженными от Него; а сие не то значит, чтобы Он гнев имел на нас, но то, что грехи наши не попускают Богу воссиять в нас, с демонами же мучителями соединяют. Если потом молитвами и благотворениями снискиваем мы разрешение во грехах, то это не значит, что Бога мы ублажили и Его переменили, но что посредством таких действий и обращения нашего к Богу уврачевав сущее в нас зло, опять соделываемся мы способными вкушать Божию благость; так что сказать: Бог отвращается от злых, – есть то же, что сказать: солнце скрывается от лишенных зрения» .
Так же объясняют причину скорбей человеческих («наказания» Божии) и другие Отцы.
Грех есть беззаконие (1 Ин. 3, 4). Поэтому грех в самом себе несет наказание человеку. Страдания являются следствием грехов. На некоторых из страстей причины страданий очевидны, например: пьянстве, наркомании. На других, особенно душевных, это сложнее заметить, но они поражают человека не менее жестоко. Что только не сделали зависть, самолюбие, алчность, и т.д. Не они ли порождают ссоры, вражду, убийства, войны и т.п.? Апостол Иаков так и говорит: Бог... не искушает никого, но каждый искушается, увлекаясь и обольщаясь собственною похотью (Иак. 1, 13–14).
С другой стороны, цель земной жизни человека, по христианскому учению, состоит в подготовке к вечности. И как ребенку для будущей сознательной жизни, так и каждому человеку для подготовки к жизни вечной необходимы труд, терпение, сочувствие, любовь к людям, подвиг борьбы со злом, возникающим в его уме и сердце. Необходимы и скорби, которые напоминают человеку о временности и бессмысленности этой жизни самой по себе. Они воспитывают человека. Апостол Павел пишет: Всякое наказание в настоящее время кажется не радостью, а печалью; но после наученным через него доставляет мирный плод праведности (Евр. 12, 11). А святой Исаак Сирин предупреждает: «Кто без скорби пребывает в добродетели своей, тому отверста дверь гордости» . «Не дух Божий живет в тех, которые пребывают в покое [без скорбей], но дух дьяволов» .
Несколько иную природу имеют страдания детей. Их страдания являются жертвенными, поскольку обусловлены они, в основном, не их личными грехами, но грехами «ближних» (ср. Ин. 9,2). Ибо как в живом теле здоровые члены сострадают больным и восполняют, насколько это возможно, их функции, так и в живом организме человеческого общества происходит подобный же процесс исцеляющего сострадания (хотя детьми еще и неосознанного на земле) духовно здоровыми его членами больным. Исцеляющее действие этих страданий носит духовный характер. Сами дети в данный момент его не осознают. Но в жизни вечной им откроется, что Бог через их страдания совершил для их близких, какое благо приобрели они сами этим актом любви. И они вечно будут благодарить Бога за эти страдания.
Не всем детям даются и они, но тем, которые окажутся способными принять их как дар Божий, как исключительную возможность пострадать за любимых. Действительно, этими страданиями они помогают очиститься своим ближним, опомниться. Множество людей благодаря страданиям своих детей задумались о смысле этой жизни, вспомнили о неминуемой смерти, пришли к вере в Бога.
Что любовь сильнее смерти – известно. Но истинная любовь – жертвенна, и к ней способны лишь наиболее чистые в духовном отношении люди, среди которых дети – прежде всего. Их страдания подобны тем «невинным» страданиям, на которые идут самоотверженные люди, полагая свою жизнь за других, или отдавая свою кровь, свои здоровые органы, чтобы спасти пострадавшего. Эти люди, охваченные порывом любви, жертвуют, даже не спрашивая, виновен ли пострадавший в своем несчастье или нет и справедливо ли страдать за него. Истинная любовь не знает подобных вопросов. Ее цель одна – спасти человека. Идеал такой жертвенной любви мы находим во Христе, Который, чтобы привести нас к Богу, однажды пострадал за грехи наши, праведник за неправедных (1 Пет. 3, 18).
Смысл невинных страданий может быть понят только при вере в то, что со смертью тела оканчивается не жизнь, но лишь ее серьезный подготовительный этап к вечности, и что ни одно страдание за других не остается без великого и вечного вознаграждения Божия. Апостол Павел писал: …нынешние временные страдания ничего не стоят в сравнении с тою славою, которая откроется в нас (Рим. 8, 18). Ибо кратковременное легкое страдание наше производит в безмерном преизбытке вечную славу, когда мы смотрим не на видимое, но на невидимое: ибо видимое временно, а невидимое вечно (2 Кор. 4, 17–18).
Глубокое духовное объяснение смысла скорбей, болезней, страданий, которым подвергаются праведники, дают святые отцы. Основную их мысль отчетливо выразил св. Исаак Сирин: «Потому попускает Бог, чтобы святые Его искушаемы были всякой печалью… что вследствие искушений приобретают мудрость» . «Если вожделеваешь добродетели, то предай себя на всякую скорбь. Ибо скорби рождают смирение». И большинство страдающих невинно (по-человечески), в действительности, как золото огнем, очищаются от последних теней грехов и страстей и приобретают еще большее духовное совершенство. Это совершенство духа наполняет их такой любовью и радостью, что они готовы бывают на любые страдания. История христианских подвижников и мучеников – яркое тому подтверждение.
Прп. Исаак Сирин, например, передает: «Агафон сказал: “Желал бы я найти прокаженного и ему отдать свое тело, а себе взять его”. Вот совершенная любовь» . Сам же прп. Исаак, будучи спрошен: «И что такое сердце милующее?», сказал: «Возгорение сердца человека о всем творении, о человеках, о птицах, о животных, о демонах и о всякой твари… и не может оно вынести или слышать, или видеть какого-либо вреда или малой печали, претерпеваемых тварью. А посему и о бессловесных, и о врагах истины, и о делающих ему вред ежечасно со слезами приносит молитву… с великою жалостью, какая без меры возбуждается в сердце его до уподобления в сем Богу… Достигших же совершенства признак таков: если десятикратно в день преданы будут на сожжение за любовь к людям, не удовлетворятся сим» .
Отсюда можно видеть, что вопрос о т.н. невинных страданиях, свидетельствующих на первый взгляд против бытия Бога-Любви, происходит из непонимания природы этих страданий и попытки их осмысления с правовой, юридической точки зрения, с позиции их «незаконности», «несправедливости». В действительности же, данный вопрос уясняется лишь с признанием любви в качестве высшего закона жизни и веры в вечную жизнь. Они открывают глубокий смысл всех человеческих бед, нравственное величие страданий друг за друга, и особенно страданий праведника за неправедных.
Напротив, если нет Бога, нет вечности, то каков смысл всех этих невинных (!) страданий? Игра слепых сил природы, случайность, стечение обстоятельств, безнаказанный произвол человеческой жестокости? Какой, спрашивается, смысл имела жизнь этих невинных страдальцев и их часто жестокие, бесчеловечные мучения? Атеистический ответ только один – никакого!

* * *
Таковы наиболее часто встречающиеся возражения против бытия Бога. Недостаточность их аргументации, конечно же, очевидна. Христианство предлагает конкретные средства проверки своих утверждений. Атеизм же не только не имеет таковых, но и в принципе не может иметь, поскольку для того, чтобы достоверно убедиться в небытии Бога, необходимо познать все бытие в целом. Но это исключено ввиду бесконечности познаваемого мира. Поэтому на центральный для атеизма вопрос: «Что должен сделать человек, чтобы убедиться в небытии Бога?» –атеизм ничего не может предложить, кроме одного: проверьте тот путь, который предлагает религия. Другого выхода для него просто нет.
Таким образом, и религия, и атеизм вместе (!) призывают каждого ищущего человека к личному практическому осуществлению религиозных условий богопознания.

Кризисный психолог
Психолог
Психолог
Сообщения: 977
Зарегистрирован: 19 янв 2007, 00:11
Откуда: Москва

Сообщение Кризисный психолог » 16 май 2008, 02:06

Еще один рассказ Ю.Н. Вознесенской. Он об одной из самых важных тем. Он о прощении. Очень рекомендую

НА ЭТОЙ ПУСТЫННОЙ ДОРОГЕ

Когда ты идешь с соперником твоим к начальству, то на дороге постарайся освободиться от него, чтобы он не привел тебя к судье, а судья не отдал тебя истязателю, а истязатель не вверг тебя в темницу. Сказываю тебе: не выйдешь оттуда, пока не отдашь и последней полушки. (Лк.12,58-59)







Раз, всего лишь раз
На миг забудьте об орке-е-е-стре!

Забудешь, как же! Опять этот рыжий... Я нашарила на тумбочке пластиковый футляр с восковыми берушами, достала парочку и засунула в уши, - но вопли рыжего проникали сквозь воск; я злобно натянула на голову подушку, но и это не помогло. С трудом поднявшись с постели, я побрела к окну – закрывать: пусть уж лучше будет душно, чем шумно.
Сенная площадь... Я обитала тут всего две недели, но уже почти вошла в
ритм ее жизни. Часов с двух ночи и до позднего утра было, можно сказать,
почти тихо, я даже спала с приоткрытым окном. К десяти утра устанавливался довольно ровный уровень шума - торговый, так сказать, деловой.
Внизу, под самыми окнами, продавали уцененные аудиокассеты. Продавцов
было двое, и они торговали по очереди, а их оглушительная музыкальная
реклама носила резко отличный характер. Когда торговала девушка,
музыкальная атака могла быть самой неожиданной: русские романсы вдруг
сменялись разбитной песенкой про «мадам Брошкину», нервный аккордеон
Астора Пиаццоллы – печально осточертевшим адажио Томазо Альбинони,
иногда еще и с каким-то невыносимо пошлым текстом. Порой это можно было
терпеть, несмотря на предельную громкость, но иногда все-таки приходилось прикрывать окно. Зато второй продавец был в своих вкусах невыносим
постоянно и гонял на всю Сенную исключительно блатные песни. Не знаю уж,
чья музыкальная реклама приносила хозяину больший доход, но мне
тюремная лирика досаждала сильнее: в эти дни я держала окно закрытым до
восьми вечера - до закрытия музыкальной палатки. Впрочем, однажды я
делала уборку, и окно мое было открыто в течение двух часов, за что и была я наказана и обозвана «тёткой». Сметая с потолка паутину щеткой на длинной
ручке, которую мне дала соседка Лена, я вдруг услышала проникновенное
сообщение:

Полковник опять застрелился
В глухую осеннюю ночь…

Я чуть не разбила плафон люстры, от неожиданности выпустив из рук свое орудие труда. «Послышалось», - подумала я. Но через какое-то время полковник опять застрелился, и после этого я невольно прислушивалась – не застрелится ли он еще раз? И странный этот полковник стрелялся еще раз пять или шесть, заинтриговав меня до крайней степени. Покончив с уборкой, я переоделась и вышла на площадь.
- Я хотела бы купить у вас кассету с песней про полковника, который «опять застрелился», - обратилась я к продавцу.
- Эта какая кассета, как называется? Кто поет? – спросил продавец, здоровый парень в кожаной куртке и надвинутой ниже бровей черной вязаной шапочке.
- Я не знаю названия кассеты. Но там есть песня, а в ней слова: «Полковник опять застрелился в глухую осеннюю ночь».
- Нет у меня такой песни, - равнодушно ответствовал продавец.
- Ну как же «нет», когда вы ее раз пятнадцать сегодня ставили.
- Я такой песни не знаю, женщина.
- Вы разве сами не слышите песен, которые гоняете на всю Сенную?
- Слушай, тетка, иди по типу отсюда, не мешай торговать!
Ну я и ушла «по типу отсюда», так что судьба многостреляющегося полковника так и осталась для меня неразгаданной тайной.
Напротив дома, в котором я теперь жила, на месте взорванной в начале шестидесятых церкви Успенья Богородицы, больше известной в народе как Спас-на-Сенной, находилась станция метро Сенная площадь. Сам по себе поток пассажиров даже в час пик на этой станции не был шумным, но возле метро группировались торговцы с рук: они рекламировали свой товар, наступая на входящих и выходящих из метро граждан и сурово покрикивая: «Не проходим мимо! Колготы на все ноги!», «Берем сырки глазированные, берем сырки глазированные, не просроченные!», «Подходим и выбираем бюстгальтеры всех размеров!», «Покупаем белорусский шоколад! Дешевый шоколад! Все покупаем белорусский шоколад!». Прежде я и не замечала, что зазывания современных уличных торговцев приняли такой агрессивно командный характер: «Не проходим», «Покупаем», «Все берем»!
За станцией метро, в первом этаже старинного шестиэтажного дома
разместился «Макдональдс», зачем-то вывесивший динамики своей
музыкальной аппаратуры на улицу и бесплатно ублажавший прохожих рок-музыкой. Может быть, зато у них внутри тихо? Пищеварительный процесс
под такую музыку невозможен: надо будет, когда поправлюсь, зайти и
проверить.
Все остальное пространство площади было занято трудно проходимыми джунглями киосков, павильонов, палаток, тележек и лотков, а бурелом из бетонных блоков, железной арматуры, обломков потемневших деревянных мостков и фанеры, оставленных строителями станции метро Садовая, и стаи одичавших собак дополняли сходство с джунглями. Вдоль разрушенных тротуаров текли оливковые потоки жидкой грязи, образуя тихие заводи в подворотнях окружающих площадь домов, а на перекрестках и возле подземных входов в метро - целые озера густой вонючей жижи; мерещилось, что кто-то там копошится на дне, передвигается, поднимая небольшое, едва заметное глазу колыханье поверхности, безглазо наблюдает за тобой из воды, подстерегает. Эти городские болота напоминали о сельве, о книгах Даррелла и были особенно опасны в темноте. Не менее зловещими казались и пещеры подворотен, откуда на вас мог вполне дружелюбно смотреть отдыхающий на ящике бомж, а мог выскочить и кто похуже, потребовать денег на выпивку, а то и просто выхватить из рук сумочку и скрыться в темноте, в которую никто никогда и ни за что не осмелится углубиться за ним.
Днем из джунглей Сенной до моих окон поднимался мощный и густой шум, часто взрывавшийся криками: мальчишки-беспризорники подрались, воришку поймали возле уличного прилавка, хозяева соседних киосков что-то не поделили, торговки поругались между собой или с покупателями - обычный шум торговой площади эпохи раннего российского капитализма середины девяностых.
Как ни странно, вечерами на площади становилось тише. Но иногда, часов так в семь-восемь, на ступенях метро появлялся рыжий певец с гармошкой, этакий бывший премьер рабочего клуба, озлобившийся и разочарованный в нынешней жизни, однако не потерявшийся в ней. Репертуар у него был обширный: он пел, как «враги сожгли родную хату» и как некто «на палубу вышел, а палубы нет», и прочую древнюю уличную классику, пел и народные песни, в том числе не менее пяти разных «Троек», пел какие-то новодельные частушки про «демократов-блинохватов». Частушки, как им и положено было по нынешней традиции, были не без скабрезностей:

Я купила себе боты
На резиновом ходу.
Если выгонят с работы –
В «интердевочки» пойду!

Но всего охотней Рыжий орал песни из репертуара Аллы Пугачевой, он вопил их на разрыв связок и аорты, и оттого казалось, что он знаменитую звезду злобно пародирует.
А где-то после десяти шум начинал постепенно стихать, и ночью меня будили в основном драки бродячих собак. Когда расходились продавцы и покупатели, наступало их время: разнопородные и разновеликие псы и шавки носились стаями по всей площади и ее закоулкам, добывая пропитание из мусорных куч между ларьками. Вся площадь была у них поделена на сферы влияния, и потому нередко возникали острые пограничные конфликты, сопровождаемые рычанием и громким лаем.
Несколько раз меня будили сирены милицейских машин, приезжавших на место взломов хлипких торговых точек. В общем, веселое это было место - Сенная площадь, провинциальная ярмарка и «пикник на обочине» в самом центре города.
Зато с квартирой мне сказочно повезло. Когда меня несколько раз подряд надули и обобрали в агентствах по найму жилья, стало ясно, что покуда я не прибегну к более испытанному и надежному способу поиска квартиры, меня так и будут «пропускать через лохотрон» (позже я объясню, что такое «лохотрон» непросвещенному читателю, ежели таковой счастливец найдется). Я принялась обзванивать подряд всех своих знакомых; и старый добрый метод сработал, уже третий звонок оказался удачным: один мой приятель купил запущенную квартиру, чтобы отремонтировать ее, благоустроить и потом продать за хорошие деньги. «Если тебя не пугает, что окна выходят на Сенную, - сказал он, - можешь там поселиться и жить сколько хочешь. Я не буду продавать эту квартиру, пока не закончится реконструкция площади к трехсотлетию Петербурга. Денег я с тебя не возьму, у тебя их нет и, скорее всего, не будет. Плати по счетам и ладно, а мне спокойней, что квартира под присмотром". Так я и поселились в квартире номер 6 в доме 40 на углу Садовой и Сенной.
Квартира эта до революции была, разумеется, отдельной, и обитал в ней священник, служивший в Успенской церкви, да и весь этот старинный и красивый дом занимал притч. После революции церковный люд потеснили, и на протяжении всей советской власти квартира была коммунальной. Купив в ней две комнаты, мой приятель предложил соседу, занимавшему другие три комнаты, устроить перепланировку и сделать две отдельные квартиры. Соседу идея понравилась, и теперь на месте коммуналки появились две квартиры, связанные небольшим коридором с общим выходом на лестницу. Хозяин квартиры представил меня соседям и попросил для меня покровительства, поскольку «такой нескладехи свет не видывал и потому за ней нужен присмотр». Соседа звали Валера, и был он типичный «мальчишка с Сенной», хотя было этому «мальчишке» уже далеко за сорок: невысокий, худой и жилистый, с резкими чертами красивого, чуть сероватого лица, характерного для курящих «питерцев» - не «петербуржцев», с длинным носом и смешливым тонкогубым ртом, подвижный, неунывающий и беспечный. Был он общителен и говорлив как сорока. Зато жена его, Леночка, белолицая, голубоглазая и белокурая, напротив, была сдержана в движениях, в общении неназойливо приветлива и молчалива – классическая петербурженка. Столь отличные друг от друга внешностью и манерами, они оба, как мне показалось, были одинаково расположены к людям: Леночка в первый же вечер пригласила меня на семейный ужин, а Валера на другой день прикрепил мне карнизы над окнами и помог переставить мебель по моему вкусу, причем от оплаты категорически отказался. Это было тем более трогательно, что в его собственной квартире карнизы висели как-то кривовато, краны текли, а когда кто-то мылся в ванной, свет оттуда был виден в трещины кухонной стены. Зато по всем шкафам и полкам стояли у него сделанные собственноручно модели морских судов, и как мне показалось, выполненные мастерски. Другим серьезным увлечением Валеры было воспитание сына и дочери, чудесных пятнадцатилетних близнецов. Леночка же ходила на работу в библиотеку, тихонько заправляла домашним хозяйством, пеклась об уюте, делала закупки, готовила завтраки, обеды и ужины, а остальные домочадцы исправно завтракали, обедали и ужинали и лишь иногда, в особо оговоренных случаях, мыли посуду.
Можно сказать что история, которую я хочу рассказать, началась именно из-за воспитательского
рвения Валеры. Как-то встретив меня вечером в нашем общем коридорчике, он спросил:
- Ну как, Ирина, шум с площади не достает?
- Достает, но терплю. Что поделаешь - места Достоевские, исторически неуютные.
- А ведь правда! Надо будет мне с моими ребятишками этим заняться – выяснить все
здешние места, связанные с произведениями Достоевского. Спасибо за идею!
Так вот Валера меня на место поставил и сам того не заметив: я ведь этим жалким
каламбурчиком о «достоевских местах», где «шум достает» хотела себя тайком
побаловать-потешить, а он заметил только прямую суть – и поблагодарил простодушно.
Мне стало стыдно: человек искренне беспокоится о моем комфорте, а я его вульгаризмы
обыгрываю. Совесть после этого угрызала меня не менее суток, но как только я убедилась,
что Валера укола моего вовсе не заметил, совесть моя свернулась калачиком в уголке, притихла и задремала.
Через два дня Валера постучался ко мне в дверь.
- Смотрите, что я разыскал у букинистов на Литейном! – он торжественно вознес над головой маленькую книжечку в твердом переплете. – «Достоевский в Петербурге»! Про нашу Сенную тут целая глава.
- Замечательно, Валера! – поддержала я его, про себя подумав с сомнением: а надо ли это его близнецам? Но неожиданно Достоевский понадобился мне самой.
Переехав на Сенную, я почти сразу же заболела. Сначала я только кашляла и сипела, но через неделю запущенная простуда плавно перешла в бронхит с высокой температурой и раздирающим грудь кашлем. Пришлось пройтись по Сенной, закупить продукты, лекарства и улечься в постель.
К врачам я решила пока не ходить. В этом я была типичная русская женщина, ведь, как известно, женщины русских селений не лечатся, а только реанимируются, запуская болезнь до полной невозможности терпеть, то есть, до вызова скорой помощи или неотложки. Перед залеганием в постель я попросила у Валеры что-нибудь почитать: все мои книги остались у брошенного мужа, ведь покинула я супружество с одной дорожной сумкой через плечо.
- Хотите Достоевского? У нас есть полное собрание сочинений.
- Чудно! Дайте мне, пожалуй, «Преступление и наказание».
- А вот это, к сожалению, не могу, - развел руками Валера. – Мы с ребятишками сейчас как раз обходим раскольниковские места. Читаем наш справочник, находим это место в романе, а потом уже идем разыскивать улицу и дом. Вот так я своих и приучаю к чтению. А как же без книг? Нельзя! Не хочу, чтобы они у меня росли отморозками. Хочешь компьютер – пожалуйста! Я два месяца сверхурочно трамваи гонял, чтобы на компьютер заработать. Купил, к Интернету подключил, но с одним условием: сколько за компьютером сидишь, столько удели внимания и книгам! Только так! И знаете, ребятам нравится ходить по городу с книгой: это лучше всяких экскурсий, ведь нас будто сам Федор Михайлович водит по улицам. Потом у нас на очереди «Идиот». Хотите, я вам «Братьев Карамазовых» принесу?
- Но только если у вас не намечено на ближайшее время паломничество в Оптину пустынь!
- В Оптину… А что, надо подумать! Вот спасибочки за идею!
Достоевский - не лучшая библиотерапия, когда болит голова и нечем дышать, но у классики есть великое достоинство по сравнению с детективами
или фантастикой: невозможно читать Достоевского и думать о своих
проблемах, не обращая внимания на читаемый текст. А я как раз и не хотела погружаться в мысли
о своей семейной трагедии, решив, что надо избрать что-нибудь одно – болеть либо телом, либо
душой. Словом, я читала «Братьев Карамазовых», а болезнь моя развивалась полным ходом,
и к вечеру пятого дня температура поднялась до сорока градусов.
Я дошла уже до главы «***. Кошмар Ивана Федоровича». Уже почти в бреду читала я легенду,
рассказанную Ивану Федоровичу чертом.
«Легенда-то эта об рае. Был, дескать, здесь у вас на земле один такой мыслитель и философ, «все отвергал, законы, совесть, веру», а главное – будущую жизнь. Помер, думал, что прямо во мрак и смерть, ан перед ним – будущая жизнь. Изумился и вознегодовал: «Это, говорит, противоречит
моим убеждениям». Вот его за это и присудили... то есть, видишь, ты меня извини, я ведь передаю сам, что слышал, это только легенда... присудили, видишь, его, чтобы прошел во мраке квадрильон километров (у нас ведь теперь на километры), и когда кончит этот квадрильон, то тогда ему
отворят райские двери и все простят...».
Я уронила книгу на одеяло и задумалась. Интересно, а что же было с «философом» на этой пустынной дороге во мраке? И так ли уж она была пустынна, эта дорога? И для чего это - «во мраке»? Уж не заврался ли ***? Я снова взяла книгу и стала читать дальше.
«Ну, так вот этот осужденный на квадрильон постоял, посмотрел и лег поперек дороги: «Не хочу идти, из принципа не пойду!».
Ну, так я и думала. Попался таки *** на вранье! «Постоял, посмотрел...» А на что посмотрел, ежели «во мраке»? А если не мрак, то – что? Может, что-нибудь похуже мрака было там, на этой дороге? Я снова отложила книгу и забылась тяжелым сном.

А во сне я умерла.
Произошло это так. Я проснулась от какого-то непонятного яркого и тревожного свечения за
окном. Я встала, подошла к окну и отодвинула занавеску. Вместо станции метро я увидела церковь
Спаса-на-Сенной, охваченную голубым пламенем. Она была не такая, как на старых гравюрах,
а серая, мрачная, уже разрушающаяся: на куполах кое-где висели клочья ржавого железа
с редкими струпьями позолоты, с фронтона осыпалась часть карниза, а на классических колоннах
красной плесенью темнели кирпичные проплешины. Одни только золотые кресты ослепительно
сияли в страшном голубом свете. Вдруг церковь задрожала, покачнулась, приподнялась в воздухе
на четверть своей высоты – и рухнула, подняв в небо грибовидное облако пыли. Вслед за нею
взлетело на воздух здание гауптвахты, еще недавно бывшее автовокзалом, за ним Вяземская
лавра, в которой находился громыхающий музыкой Макдональдс, а потом и прочие дома,
окружавшие Сенную.
На какое-то время стал виден Екатерининский канал, коленом огибавший Сенную, но вот взлетел
на дыбы горбатый мостик, черными гребешками мелькнули в воздухе вырванные из гранита
секции чугунной ограды, вздыбилась длинным горбом маслянистая вода – и канала тоже не стало.
Затем окружающий мир погрузился во мрак, и я только успела понять, что погибла вместе со
всем этим бедным и скорбно мною любимым миром.
Я очнулась в полной темноте. «Что же это такое - конец света или только мой конец, атомная
война или смерть от пневмонии?» - были первые мои мысли. Я не удивилась ни тому, что
я умерла, ни тому, что живо мое сознание. Хотя и весьма неопределенно, но в Бога и в
бессмертие души человеческой я каким-то боком, неотчетливо, но все-таки верила: при
современном развитии науки верить в то, что все существующее в мире зародилось само собой от стечения обстоятельств, по-моему, и невежественно, и невежливо по отношению к Высшему
Разуму. Ну да, конечно, я верила в то, что мир и все в мире создано каким-то Высшим Разумом,
Им же все держится и управляется. А как именно это происходит, об этом я не задумывалась.
Верила я и в бессмертие какой-то основной и главной части человеческой личности, именуемой «душой». Я только никогда всерьез не задумывалась, а что будет с этой «бессмертной частью моей личности» после смерти? Что-нибудь да будет, придет время и увижу, примерно так я рассуждала. Что ж, вот и представился случай разузнать точнее.
Холод и тишина окружали меня. Я стояла на месте, а может быть, просто висела в пространстве. Я вспомнила, как поступил в моем положении герой легенды: лег поперек дороги, «пролежал почти тысячу лет, а потом встал и пошел». Лежать неизвестно на чем, неизвестно где и неизвестно зачем мне определенно не хотелось. Я сделала шаг – невидимая дорога под ногами была плотной, вещественной, даже как будто что-то хрустнуло под ногой. Шаг, другой, третий... Если все время идти, вероятно, куда-нибудь да придешь.
Потом я углядела в стороне крохотную яркую звездочку. Она разгоралась все ярче и становилась крупнее, и вскоре я поняла, что она приближается ко мне. Затем я увидела, что от звезды протянулся ко мне сквозь мрак туманно-светлый луч и лег между нами мерцающей светлой полосой, как лунная дорожка на воде, а сама звезда превратилась в светящийся силуэт, очертаниями похожий на человека, довольно скоро приближающийся ко мне по этому, им же самими испускаемому, лучу.
Силуэт приблизился и оказался стоящей передо мной прямо на световой дорожке фигурой… человека, статуи? Нет, кого-то гораздо более величественного. Это было ослепительно прекрасное Существо, выше меня ростом, с чуть туманными, как бы размытыми, но гармоничными чертами лица. От Существа ко мне шел не только свет, но и какое-то тепло, лишенное теплоты в собственном смысле – это было что-то вроде физически ощутимого потока расположения и приветливости. Каким-то образом я сразу почувствовала, что Существо это полно любви и мудрости.
- Ирина! – негромко произнесло Существо и протянуло к мне руку. Я благоговейно коснулась его руки и почувствовала, как через нее в меня струятся покой и любовь.
- Вы – Бог? – с трепетом спросила я.
- Да что это вы такое говорите, Ирина! – сказало Существо, и мне послышалась в его голосе улыбка. – Бога нельзя ни видеть, ни слышать, а вы меня и видите, и слышите – только вот почему-то не узнаете!
Его ли черты обрели большую ясность, мои ли глаза приспособились к ослепительному белому свету, но я стала лучше различать человеческие черты на блещущем его лице. Что-то знакомое в нем проступало, но, конечно, на земле я такого прекрасного лица не видела и видеть не могла.
- Ты мой Ангел Хранитель? – попробовала я еще раз.
- Да вы приглядитесь, Ирина, - я же Валера, Валера с Сенной!
Я так и ахнула, и если бы световая дорожка под нашими ногами не казалась мне зыбкой, будто разостланный на воздухе длинный половичок из золотой соломы, я бы так и села на нее от неожиданности. Я вгляделась пристальней и убедилась, что в лице Существа теперь и в самом деле явственно проступали черты моего соседа по квартире.
- Валерий! Да, теперь вижу, это в самом деле вы! Но что с вами произошло, как это вы стали таким?
- Да вроде ничего со мной не происходило. Я вдруг проснулся среди ночи, и увидел яркий свет в окне. Поглядел – а это нашу церковь снова взрывают. Когда ее уже взрывали когда-то, нас всех из домов повыгнали на улицу, и я видел, как это происходило: церковь поднялась на воздух, а потом рухнула вниз. Так было и этой ночью. Но только на этот раз я все хорошо видел, потому что церковь была освещена синим огнем. И еще я понял, что я погиб при этом взрыве. А что с моими – не знаю. Потом поставили меня на эту дорогу, дали напутствие и велели: «Иди!». Ну, я перекрестился и пошел.
- Какое напутствие, Валера? Мне никто ничего не говорил. Я вообще никого кроме вас не видела, хотя бреду в этой темнотище уже довольно долго.
- А я вот на самом деле встретил моего Ангела Хранителя, он-то мне все и разъяснил.
- И что же он вам сказал?
- Он сказал, что дорога эта ведет в Рай, и на ней я встречу всех, с кем встречался в жизни, и если я перед кем-то виноват, то должен покаяться, попросить прощенья и примириться. Он сказал, что я не дойду до Рая, пока не примирюсь со всеми. «Ты заплатишь все долги, отдашь все до последнего духовного грошика, хотя бы ты затратил на это миллион лет, а иначе до Рая тебе не дойти» – вот что сказал мне мой Ангел Хранитель. Поэтому, Ирина, давайте не будем терять время, а пойдем вперед: очевидно мы должны часть пути снова пройти вместе, как проходили его при жизни. Разговаривать можно и на ходу.
- А почему мы с вами оказались вместе на этой дороге, Валера, как вы думаете?
- А я не думаю, я точно знаю, мне Ангел сказал: потому что я очень перед вами виноват, Ирина. Я должен покаяться и попросить у вас прощенья. Между прочим, я как раз об этом и думал перед тем как умереть.
- Вы – виноваты в чем-то передо мной?! Да Бог с вами, Валера! Вы меня так тепло встретили в той квартире на Сенной, заботились обо мне, когда я заболела, и вообще с самого начала вели себя, как самый добрый сосед. Карнизы мне повесили…
- А вы не все про меня знаете! Вы ко мне относитесь, как к порядочному и доброму человеку, а я совсем не такой. Когда я на работу уходил, Лена велела мне непременно зайти по дороге в аптеку и купить для вас аспирин, а потом взять в молочном киоске молоко. В аптеке была очередь, я отстоял и аспирин взял, а потом глянул на часы – на работу опаздываю! Я решил, что молоко позже куплю, на кольце, когда у меня перерыв будет. А чего-то сегодня день выдался суматошный, на улицах пробки, я все время опаздывал: приду на кольцо – а мне уже назад заворачивать. Сначала я честно собирался выкроить пять минут и сбегать за молоком – там и молочный киоск есть неподалеку, да все как-то не успевал и не успевал! Я уж и корил себя: если бы сигареты кончились и надо было за ними бежать, небось успел бы! А потом я решил, что после работы сделаю крюк и зайду в круглосуточный гастроном, там и куплю для вас молоко. Решил и успокоился. А где-то на самом донышке души подленькая мысль мелькала: а если сил не хватит крюка давать и в круглосуточный идти, так ведь и без молока Ирина один вечер обойдется – не грудной младенец, завтра куплю! С этим я пришел домой и сразу лег спать, даже Лене ничего не сказал. А ночью проснулся – церковь взрывают! И я прямо сюда и загремел. Как мне мой Ангел Хранитель сказал про долги перед людьми, я сразу же вас первую и вспомнил, кого последнюю обидел – ну, с конца начал. Не успел оглянуться, а вы вот она! Так что простите меня, что не позаботился о вас, не купил молока, а главное – за подленькие мои мысли.
С этими словами Валера бухнулся на колени на световую дорожку и коснулся ее лбом.
- Валера, милый, да встаньте вы! Нечего мне вам прощать. Молоко какое-то дурацкое… Разве можно сейчас о таких мелочах думать?
- Молоко для больной - не мелочь! А уж что сам себя при этом оправдывал, так это и вовсе бессовестно.
- Хорошо-хорошо, Валера, я вас прощаю. Только вы поскорей встаньте, пожалуйста. Пожалейте вы меня, передо мной еще никто и никогда не стоял на коленях, мне же неловко…
Валера поднялся и сказал с облегчением:
- Фу, камень с души! Вот был бы ужас, если бы я вас не встретил здесь, а так бы и ушел в вечность с этой последней виной.
- Какой вы удивительный, Валера! Вот уж не думала, что рядом со мной настолько духовный человек живет...
- Да бросьте вы, Ирина, какая уж там духовность! Я ведь только среднюю школу кончил, да ту из-под палки… А чего это мы стоим? Давайте пойдем дальше. Мы ведь не куда-нибудь идем, а прямо в Рай.
- Конечно! Идемте, Валера. А вдруг и вправду дойдем?
И мы пошли рядом по светящейся во мраке полосе. Дорога под ногами была упругая и пружинила, как будто снизу ее подпирал сильный воздушный поток. Мы шли и разговаривали о том, о сем, больше всего обсуждая события минувшей ночи. Как же это могло быть, что церковь, которую взорвали уже почти пол века назад, вдруг снова взлетела на воздух и взрывом увлекла нас за собой? И одних ли нас? Но мы так ни до чего и не додумались и решили, что нам были показаны зрительные образы каких-то невидимых духовных процессов, только вот что это были за процессы – этого ни я, ни даже Валера, который, как вскоре выяснилось, был все-таки православным и даже вполне церковным человеком, не понимали.
Валера вдруг спросил:
- Ирина! А почему вы сказали, что перед вами никто никогда на коленях не стоял? Разве у вас никто не просил прощенья в Прощеное воскресенье?
- Я и не знаю, что это за Прощеное воскресенье такое.
- Вербное или Прощеное воскресенье – это последнее воскресенье перед Великим постом, когда все православные люди кланяются друг другу в ноги и просят прощенья за всю, чем огорчили друг друга в минувшем году и вообще за всю жизнь.
- Как интересно! Нет, я о таком обряде даже не слыхала.
- Разве вы не православная?
- Православная, наверно: когда я родилась, меня крестили.
- И верующая?
- Да вроде бы. Но я не считаю, что для того, чтобы верить в Бога, нужно ходить в церковь и поститься.
- А вот если бы ходили, то через неделю после Прощеного воскресенья, в следующее воскресенье, когда церковь празднует Торжество Православия, вы бы услышали точное определение того, что есть православие, а что – нет, должен православный посещать храм или не должен, обязан он причащаться или нет.
- Ну, мне хватает и своего собственного мнения!
- Вот вам заодно объяснили бы, что есть наше собственное мнение с точки зрения истинного Православия! - засмеялся Валера. - И как оно, это собственное мнение, называется.
- И как же оно называется?
- Да очень просто – «ереси».
- Ну, уж вы скажете! Неужели я не имею права на собственное мнение в вопросах веры?
- По основополагающим вопросам – нет, не имеете.
- Это что ж, я каким-то догматам должна доверять больше, чем себе?
- Можете не доверять, конечно, но тогда уж, будьте добры, не считайте себя православной!
- А как же личная свобода?
- Личная свобода состоит в том, что вы входите в Церковь или не входите. Но уж если вошли – все, Ирочка, кранты! В этом случае придется принимать законы и догматы Церкви и стараться жить по ним.
- Вот поэтому я и предпочитаю не входить в вашу Церковь, а жить своим умом!
- Пожалуйста. Только тогда лучше не называть себя православной, потому как это не соответствует истине.
- Но в этом есть что-то очень унизительное: вы входите в Церковь, и вам начинают указывать, как вы должны молиться, когда вам поститься и как просить прощенья. Еще потребуют, чтобы я платок на голову напялила!
- Какая же вы чудачка, Ирина! Если вы, допустим, садитесь на океанский лайнер, вас разве будет унижать, что у штурвала стоит кто-то другой, а вас к нему не подпустят? Унизит вас, когда вам покажут, где ваша каюта и как работает в ней умывальник, как надевать спасательный пояс в случае кораблекрушения и когда можно сходить на берег? А если вы найметесь матросом и вас заставят носить форму – вас это будет унижать?
- Нет, конечно. Но ведь это корабль!
- А Церковь и есть такой корабль, и вы на него всходите не для того, чтобы высказать капитану и команде свои представления о навигации, а для того, чтобы корабль доставил вас к берегу Спасения. Хотите доплыть до цели – придется соблюдать правила поведения пассажиров на корабле, а вести корабль предоставить капитану. Так оно лучше будет.
В этом была своя логика, и я решила перевести разговор на другое.
- О чем мы с вами спорим, Валера? Теперь даже если я и соглашусь с вами, изменить ничего уже нельзя. Расскажите мне лучше, какой он был, ваш Ангел-хранитель?
- О! Он такой высокий, сияющий, с огромными белыми крыльями. Он был – светозарный, вот какой! И знаете, я сразу понял, что он меня очень любит, причем любит давно, с самого моего детства. Мы с ним долго разговаривали, всю мою жизнь пересмотрели и обсудили: он подсказал мне, где я что не так делал, кого обидел, с кем неправедно поступал. В общем, все мои не исповеданные грехи он мне напомнил.
- Не исповеданные грехи? Валера, вы, наверно, и посты соблюдали, и в церковь часто ходили и исповедывались?
- Конечно. Я ведь в нормальной русской семье родился, да еще и рядом с Церковью жил, еще малышом кресты в небе каждый день прямо из своей кроватки видел. Правда, церковь уже тогда была закрыта и превращена в склад, а крестили меня в Никольском храме, в Коломне.
- И детей своих вы тоже крестили?
- А как же, Ирочка! И Лена моя тоже крещена с детства, а ее дедушка знаете, кто был? Священник в храме Успенья Богородицы на Сенной. Так что дети мои живут в том доме и даже в той самой квартире, где жили их прадеды. Теперь такое редко встретишь!
- Да, теперь такого не бывает.
- Где-то сейчас мои дорогие! – горестно произнес Валера.
Мне захотелось отвлечь его от горьких мыслей.
- Валера, а почему Успенскую церковь называли еще Спас-на-Сенной?
- Это народное прозванье по одному из ее приделов. Между прочим, ее архитектор – Растрелли.
- А почему ее взорвали в тот первый раз?
- Якобы для того, чтобы построить на ее месте станцию метро. Другого места не нашлось! А за южным рядом домов на Сенной и тогда было достаточно пустого места: можно было бы построить станцию с выходом на Фонтанку, на Сенную площадь и на рынок. Но это же было время хрущевских гонений на Церковь!
Я очень скоро поняла, что Валера, на которого я смотрела с изрядной доли снисходительности, оказался куда грамотней и выше меня в духовном отношении, настолько выше, что мне стало неловко: если бы он заглянул в мое нутро, он бы не захотел идти вместе со мной по этой пустынной дороге, дружески беседуя. А мне надо было срочно расспросить Валеру о Боге, о Церкви. И я это обязательно сделаю, но сначала... О Господи, если Ты есть, помоги мне как-нибудь, дай нужные слова! Как же мне попросить у Валеры прощенья за свое тайное высокомерие, за это мерзкое чувство превосходства, за чуть насмешливую мою снисходительность? Боже мой, как стыдно-то! Сейчас, сейчас я наберусь храбрости и как в омут головой – на колени и лбом об дорогу! Но время шло, а слова все не находились. Если бы я там, в квартире на Сенной, могла догадаться, что когда-нибудь увижу душу Валеры в таком ослепительном блеске и величии, я бы с ним совсем иначе разговаривала. Но где ж мне, дуре, было разглядеть, какой он на самом деле? Я ведь все их замечательное семейство видела как в тумане, ослепленная себялюбием, личными проблемами и болезнью.
А Валера шел рядом и щебетал как птица. Наконец я решилась, потому что терпеть дальше не было никакой возможности.
- Валера! Мне тоже надо попросить у вас прощенья! Знаете за что? Я нехорошо себя вела с вами…
- И слушать не хочу! – перебил меня Валера. - Пустяки все это. Вы потому переживаете, что вас ваша интеллигентская совесть изнутри под ребра толкает. Это наверняка мелочь какая-нибудь, слово там какое-нибудь нечаянное, которое вы мне за просто так сказали, а совесть, она ведь такая - придирается и гложет. Я это знаю, со мной такое каждый день бывало! Злого в вас нет ничего, а обидеть меня вы просто возможности не имели, некогда вам было: вы болели и что-то там личное переживали, видно ведь было, что вы в депрессии. Так что не будем копаться, Ирина, а просто простим друг друга. Оптом, а не в розницу! Идет?
- Хитренький вы, Валерочка! Сами-то вон как подробно каялись!
- Да ладно вам! Бог простит и вас и меня.
- Ой, как вы хорошо сказали, Валера! А теперь вы мне расскажите, пожалуйста, как вы к вере пришли?
- А я из нее и не уходил никогда, я ж вам говорил, что с детства в Церкви.
- Тогда расскажите мне, Валера...
- Ох, не успею я уже ничего рассказать! Смотрите, видите кто к нам летит?
- Кто? Где? Я ничего не вижу.
Валера остановился и стал смотреть куда-то в сторону; его лицо, на которое и так больно было смотреть, еще сильнее засияло. Он начал говорить с кем-то невидимым для меня, и говорил довольно долго. Почему-то я слышала его голос, но не понимала ни слова, а того, с кем Валера говорил, и вовсе не видела и не слышала. Я стояла рядом и терпеливо ждала. Потом Валера повернулся ко мне и сказал:
- Мой Ангел Хранитель поведет меня по другой дороге. Прощайте, Ирина! Как жаль, что приходится расставаться, но ведь тут не поспоришь...
- Валера, не уходите! Мне страшно одной на этой дороге!
- Ирина, дорогая, не могу! Прощайте! Молитесь как умеете! – И он стал быстро удаляться от меня по светящейся дороге, а дорога исчезала за ним, как будто он ее стирал за собой. Потом он превратился в маленькую светящуюся точку и пропал совсем, а я осталась одна.

Я вновь оказалась в темноте и побрела наугад, лишь бы не стоять на месте. Вокруг стояла глубокая тишина. Сейчас я была бы рада услышать даже рыжего гармониста. Интересно, неужели и его душа, если бы мне ее пришлось увидеть, оказалась бы такой же ослепительно прекрасной, как душа Валеры? А другие люди? Валера и вправду был очень симпатичным, и вот даже верующим оказался, но что я знаю про других людей? Разве я когда-нибудь задумывалась над тем, есть ли у них внутри нечто вечное и бессмертное, что гораздо важней всех наших споров, ссор и взаимного недоверия? Может, и все те люди, которые «доставали» меня на Сенной своим шумом, обладают таинственной и прекрасной вечной душой? И гармонист, и торговец блатными песенками, и торговки «с колготами на все ноги»? Ох, я бы простила вам все мои недосыпы, только бы вы и вправду были здесь, на этой дороге, такие шумные и такие живые – другие люди, хотя бы и люди с Сенной площади. Неужели я тысячи лет буду вот идти одна? Подумаешь, шумели! На то и живые люди, чтобы шуметь... Как же мы, оказывается, нуждаемся друг в друге. И ведь не догадаешься об этом, пока не окажешься в вечном кромешном одиночестве...
Вдруг послышались чьи-то шаги: кто-то меня догонял.
- Эй, кто тут есть? Постойте!
Я остановилась. Торопливые шаги едва не обогнали меня.
- Стойте! Я здесь! - сказала я, протянув руку в темноту. - Давайте вашу руку и пойдем вместе.
Я нашарила в темноте чью-то холодную ладонь и сжала ее. Рука была небольшая, с тонкими пальцами – женская или детская.
- Кто вы?
- Ох, я и сама не знаю, в натуре! Я типа умерла, и вот вдруг оказалась здесь, на этой как бы пустынной дороге. Мне сказали, что я должна идти конкретно все время вперед, а куда – не сказали. Вы знаете, где это мы типа находимся?
- Нетрудно догадаться, мы - на том свете. То есть, для нас теперь уже на этом свете.
- Ох, а ведь мне моя прабабушка говорила, что человек как бы остается жить после смерти, а я ей не верила, мне это все было типа по барабану. Я думала, умрешь – и все, больше практически ничего не будет. И вдруг – какие-то типа голоса, какая-то как бы дорога, как бы темнота. Страшно, мучное изделие (заменено автоцензором)! Хорошо, что я услышала впереди ваши шаги и догнала вас.
- А куда вы идите? – спросила моя попутчица.
- Я не знаю. Я просто иду вперед потому, что впереди дорога есть, а позади ее нет.
- Уау, точно! Сзади нас – ничего. Придется топать. Пойдем как бы вместе, хорошо?
- Мы уже идем.
- Интересно, а куда это мы идем?
- Понятия не имею. Одному человеку на этой дороге сказали, что он будет идти по ней до тех пор, пока не примирится со всеми, с кем встречался в жизни и кого обидел нарочно или нечаянно.
- Во, мучное изделие (заменено автоцензором)! Так этой дороге конца не будет!
- Ну, это, надо полагать, бывает по разному. Давайте знакомиться. Вас как зовут?
- Наталья Звягина. Можно просто Наташа.
- А меня Ирина Рождественская.
- Мне ваша фамилия знакома, я ее как бы уже типа слышала. Может, вы при жизни были какой-нибудь знаменитостью?
- Вот чего не было, того не было.
- Ой, вспомнила! Ну вааще! Во, мучное изделие (заменено автоцензором), обалдеть, в натуре! Я вам как бы скажу, где мы с вами типа познакомились, только вы на меня не обижайтесь. Нам теперь разборки, мучное изделие (заменено автоцензором), ни к чему, верно? Мы ведь обе как бы дуба дали.
- Ну, так где же мы с вами встречались, милая девушка?
- Вы недавно искали типа квартиру?
- Искала.
- Через агентство? Как бы по объявлению в газете?
- Совершенно верно.
- Агентство «Ника» помните?
- Да, было такое агентство...
- Так ведь вы через меня, мучное изделие (заменено автоцензором), как бы конкретно прошли! Агентство «Ника» это практически я и есть!
- Ах вон оно что! А ну-ка, девушка, отпустите мою руку.
- Да вы что, типа сердитесь? За что?! За пятьсот рублей, мучное изделие (заменено автоцензором)? Мы ж умерли!
- Мне все равно, умерли мы или нет, но если вы мне не вернете сейчас же мои пятьсот рублей, я не знаю, что я с вами сделаю!
- А ничего, мучное изделие (заменено автоцензором), вы мне не сделаете. Вы к мертвой-то пристаете? Сама умерла так умерла. Где я вам тут деньги найду, да и зачем вам тут практически эти несчастные пятьсот рублей? Тоже мне деньги…
- Вы мне противны, и мне все равно живая вы или мертвая. Да отпустите же мою руку!
- Да провалитесь вы, мучное изделие (заменено автоцензором)! Я и одна дойду куда там типа надо, а вас, лохов, учили и учить будут! Другая бы типа спасибо сказала за науку…
Я ускорила шаг, чтобы не слышать ее омерзительного жаргона и наглого липкого голоса. Но она все равно плелась за мной, на ходу неся какой-то вздор, перемежаемый уже и матюгами.
А я шла и вспоминала. Агентство «Ника», ну как же… А еще тихое благопристойное агентство «Уют» и, с ума сойти, агентство «Ромулетта»! Уйдя от Семена, я перебралась пока к маме и стала искать квартиру. Поначалу мне показалось, что нет ничего проще: я купила газету «Из первых рук», а в ней целые страницы были переполнены объявлениями о сдаче жилья. Меня поразила дешевизна предлагаемых квартир: мои коллеги на работе уверяли меня, что меньше чем за сто долларов квартиру не снимешь даже на окраине, а в газете было полно квартир за две - три тысячи рублей в месяц. Большинство квартир сдавалось через агентства. Я решила, что агентство – это звучит вполне надежно. Выбрав квартиру на Екатерининском канале, поближе к маме, жившей в начале Московского проспекта, я позвонила в агентство «Ника», и мне ответил голос, как теперь выяснилось, Натальи Звягиной. Я спросила, не сдана ли еще квартира на Екатерининском и можно ли ее посмотреть? Квартира была свободна, и Наталья сообщила мне адрес агентства «Ника» в одном из внутренних помещений Апраксина двора. Она подробно рассказала мне, как найти агентство, предупредив, чтобы я не пугалась: «Ника» переезжает в новое помещение, а в прежнем, уже почти пустом, временно из всех сотрудников осталась она одна. Еще она предупредила меня о том, что услуги агентства оплачиваются съемщиком и хозяином квартиры пополам, в размере платы за месяц, то есть я должна буду в случае удачной операции заплатить агентству тысячу рублей. Я согласилась на эти условия, хотя и вздохнула про себя: придется занимать у мамы больше, чем я намеревалась.
Прекрасные старинные торговые ряды за годы перестройки были превращены в такие трущобы, что по ним и ходить было опасно. Но ни ободранные галереи, ни обилие от руки написанных вывесок меня, глупую, не устрашили: я добралась до двери, на которой висела картонка с надписью жирным синим фломастером «Квартирное агентство НИКА», постучала и вошла.
В огромной комнате стоял всего лишь один канцелярский стол, за которым сидела молодая девушка в строгом деловом костюмчике с немного глуповатым лицом, какие часто «носят» молодые женщины, порой скрывая под маской простодушной сексуальности деловую хватку и острый интеллект. Перед девушкой стоял монитор и два телефона, а сама она читала книгу. Усадив меня напротив, книгу она отложила. «Фридрих Ницше. По ту сторону добра и зла» - прочла я на обложке и тут же решила, что девушка, конечно, студентка, а в агентстве просто подрабатывает.
- Квартира в доме 69 на Екатерининском. Она должна быть свободна, а если ее вдруг сдали помимо нас, то я подберу вам другую в этом же районе. Сейчас я попробую дозвониться хозяину на работу. Надеюсь, вы найдете с ним общий язык и придете к взаимному согласию.
Хозяин оказался на месте. Объяснив ему, что его квартирой интересуется молодая интеллигентная женщина, школьная учительница, Наталья передала мне трубку, чтобы мы могли договориться с ним о встрече. Мне и тут повезло: хозяин мог уже сегодня вечером встретиться со мной и показать квартиру. Я спросила, куда выходят окна квартиры: оказалось, что два окна комнаты выходят на канал, а кухонное – во двор. Квартира находилась на втором этаже.
- Ну, что, будем оформлять смотровую?
- Что такое – «смотровая»?
- Это документ, который спросит у вас хозяин квартиры, когда вы встретитесь. Вы сами понимаете, какое сейчас время: нельзя пускать в свою квартиру человека с улицы. Паспорт у вас с собой?
- Да, конечно.
- Давайте мне ваш паспорт, я запишу в смотровую ваши данные и заверю нашей печатью. Наши услуги стоят тысячу рублей, но вы можете сейчас заплатить только половину. Вторую внесете уже после того, как мы составим договор с хозяином.
Я выложила пятьсот рублей и взамен получила «смотровую» – бланк, на котором были записаны номер дома, но не указан номер квартиры, зато стояли инициалы и фамилия хозяина и мои паспортные данные. Я ушла, чрезвычайно довольная, а Наталья Звягина углубилась в чтение Ницше.
В семь часов хозяин у дома 69 на Екатерининском канале не появился. Не было его ни в половине восьмого, ни в восемь, ни в половине девятого. Странно, но к восьми часам свет горел во всех окнах всех квартир на втором этаже. Неужели я его пропустила? Или он зашел в квартиру, зажег свет и вот-вот спустится ко мне? Ну ладно, подожду еще немного... Словом, ждала я почти до девяти, а хозяин так и не пришел, зато пошел сильный дождь, и я до нитки промокла. Вот тогда-то я, видно, и простудилась!
На другой день я позвонила в агентство «Ника», чтобы узнать, что случилось с хозяином квартиры, но телефон не отвечал. Я не поленилась еще раз заглянуть в Апраксин двор, но там уже не было ни самого агентства, ни его вежливой сотрудницы, ни томика Ницше, ни записочки на двери. Все оказалось обманом. Ну что ж, бывает...
И я отправилась в другое агентство под названием «Уют». Оно помещалось на проспекте Ветеранов, в девятиэтажном доме-башне со множеством контор, представительств и всякого рода агентств. Там меня облапошили по высшему уровню. Сначала все шло по тому же сценарию: звонок хозяину, наша с ним договоренность о встрече, мои пятьсот рублей. Но что-то подсказало мне, что можно поглядеть на указанный дом еще днем, пока светло. Дом был... вот именно был! – на углу Вознесенского проспекта и Екатерининского, но сейчас его не было и не было уже давно: дом был снесен, а строительная площадка, на которой возвышалось только два этажа строящегося здания, была обнесена забором. Возмущенная донельзя, я тут же, с ближайшего таксофона позвонила в агентство «Уют» и все им доложила. Там быстро нашлись:
- У вас записан номер 46? Ошибочка вышла. (Хорошо слышная реплика в сторону.) Татьяна! Ты опять номер дома перепутала! Клиент нервничает! Какой, говоришь? Номер 48? (Теперь уже мне.) Вас будут ждать в семь часов у номера 48.
- Благодарю вас.
Я не поленилась и еще раз вернулась на то же место. Видимо, эти два номера находились в одном здании – бывшем, потому что после забора шли уже пятидесятые номера... Вечером мне что-то совсем расхотелось идти на место встречи к несуществующему дому, как расхотелось и снова звонить в агентство с таким уютным названием. Я раздумывала, обратиться сначала за разъяснениями в редакцию газеты «Из первых рук» и дать там кое-кому по рукам, или идти сразу в милицию, но меня отговорил наш физик.
- Да вы что, Ирина Владимировна! Газета по закону не отвечает за содержание объявлений, а милиция не может запретить вам платить деньги за услуги, которые вы покупаете. Вам захотелось заплатить пятьсот рублей за бумажку, в которой указаны ваши паспортные данные для предъявления хозяевам осматриваемых квартир? Ну, вот вы и заплатили. Ищите-ка вы лучше квартиру через знакомых, вернее будет! А то опять на «лохотрон» нарветесь?
- На что нарвусь? Как вы сказали?
- Эх вы, филологи! Лох – это вы, дорогая. Лохом сегодня зовется человек, которого ничего не стоит облапошить, надуть, обвести вокруг пальца. Лохотрон – процесс, посредством которого все это осуществляется. Распространенное явление нашей действительности. Попросту говоря, мошенничество чистой воды. Да будьте же вы хоть немного осторожней в этой жизни! И как это муж позволяет вам одной по улицам ходить, а не то что в деловые предприятия пускаться?
Но ведь я не угомонилась! Проще говоря, я склонна была поверить, что мне просто не повезло с двумя агентствами, а что тут уже целая индустрия создана - этого я и представить себе не могла. Словом, я позвонила в третий раз. Очередное агентство называлось совершенно жутким образом – «Ромулетта», и помещалось оно в однокомнатной квартирке на Измайловском проспекте, на первом этаже хрущевской пятиэтажки. В квартире было страшно холодно. Бедная «лохотронщица» сидела за конторским столом с двумя телефонами, укутанная в огромный пуховый платок и отчаянно мерзла. На вид ей было не больше шестнадцати. Процедура повторилась с той лишь разницей, что к телефону подошел не солидный интеллигентный «хозяин», а «хозяйка» с таким же жалким голоском, как у самой Ромулетты. Квартира была на Московском проспекте.
- Я знаю этот район и этот дом. Скажите, это на той стороне где булочная, или где почта?
- Где булочная... – пискнула Ромулетта–вторая.
- Нет в этом доме ни булочной, ни почты. В этом доме находится милиция, где вами очень заинтересуются. Так вы продолжаете утверждать, что сдаете квартиру именно в этом доме?
- Я не знаю...
- Зато я знаю. Считайте, девочки, что вы с вашим «лохотроном» крупно прогорели. Можете закрываться: вы, девочки, уже обанкротились. Все!
Ромулетта схватила со стола брошенную мной трубку и громко заплакала в нее:
- Говорила я тебе, Катька, что ничего у нас не выйдет! Вот почти сразу и нарвались!
«Это еще неизвестно, кто на кого нарвался», – подумала я.
- Дайте-ка мне сюда трубку!
Она безропотно протянула мне телефонную трубку.
- Катерина, вы меня слушаете?
- Слушаю... – проплакала Ромулетта-вторая.
- Вы завтра же закрываете вашу лавочку, и не дай Бог вам открыть ее где-нибудь в другом месте! Этот бизнес не для вас, сестрички! Вы ведь сестры-близнецы, так?
- Близнецы-ы - проплакала Ромулетта-первая. – А откуда вы знаете?
- Из вашего дела, естественно. Да-да, нас вас уже дело заведено! Ну-ка, расскажите мне про ваших родителей.
- У вас же там, наверно, все записано!
- А я вот хочу тебя послушать.
- Ну, отца у нас никогда и не было, а мать умерла пять лет назад.
- Кто же вас воспитывал?
- Тетя Соня. Они с нашей мамой тоже близняшки были. И она тоже умерла пол года назад. Это вот ее квартира. Мы живем вместе с Катей в нашей квартире, которая от мамы осталась, а тети Сонину квартиру сначала продать хотели, а потом вот решили агентство открыть, подзаработать.
- И давно вы так «трудитесь»?
- Три месяца.
- Много заработали?
- Шесть тысяч. Только на питание хватило. Мы даже еще не вернули то, что отдали «за крышу». Как только мы напечатали объявление, рэкетиры первые явились и потребовали деньги.
- Сколько вы отдали «за крышу»?
- Десять тысяч.
- Так. Теперь, Катерина, вы подождите, а я задам эти же вопросы вашей сестре. Если ответы ваши совпадут, будем разговаривать дальше, а если нет – разговор будет продолжен в ФБМ.
- А что это – ФБМ? – спросила та, и я услышала по голосу, что она еще больше испугалась, хотя, кажется, уж дальше некуда было пугаться.
- ФБМ – это Федеральное бюро по делам молодежи.
Потом я расспрашивала Катерину. Ответы сестер совпали все до единого. Во-время я их захватила! Заодно я узнала, что Ромулетту-первую зовут Надеждой. Теперь можно было подводить итоги.
- Ну, вот что я вам скажу, сестрицы-мошенницы. Вы, девочки, лохотрон свой прекращайте немедленно, поскольку вы сами оказались лохи порядочные, и устраивайтесь на любую работу, хоть на самую грязную. Самое большое через неделю вас опять проверят, и если вас опять поймают на чем-то подобном, пойдете за решетку, это я вам гарантирую. Квартиру мамину ни в коем случае не продавайте. Сдайте ее и заключите договор на три года, чтобы не было соблазна продать. Через три года ожидается резкое повышение цен на жилье. За три года вы все, что сегодня выручите за проданную квартиру, уже проедите без остатка. А плата от жильцов поможет вам ее сохранить. Если не послушаетесь меня, а я в этих делах крутой специалист, то через три года будете локти грызть, что проели пятьдесят тысяч долларов!
- Пятьдесят тысяч долларов! – пролепетала Надежда.
- Если не больше. Но еще обидней будет, если вы сядете по новой статье уголовного кодекса за «лохотрон», которая уже готовится, и ваша квартира попросту отойдет государству. Я все понятно вам объяснила?
- Понятно, тетенька...
- В таком случае разговор окончен.
Я встала и покинула агентство «Ромулетта», стараясь, чтобы походка моя выглядела «милицейской».
Вот такой воспитательной акцией кончилось мое знакомство с тружениками «лохотрона». Знать бы только ее результаты...

А пока я предавалась этим воспоминаниям, Наталья так и тащилась за мной в темноте, злобно поливая матом и меня, и прочих «лохов» за нежелание войти в ее положение.
- Дорогая! – не выдержала я наконец. – Ты мошенничеством выманила у меня пятьсот рублей. Между прочим, это четверть моей зарплаты. Чего же ты теперь от меня хочешь? Какого понимания и сочувствия?
- Да какие пятьсот рублей вааще, какая в натуре зарплата? Ведь мы обе как бы умерли! Чего нам теперь делить?
- Как это чего? Наше посмертное существование. А я его не хочу делить с тобой. Понятно тебе?
- Подумаешь, крутая в натуре...
Я ускорила шаг, но сразу же услышала, что Наталья тоже поспешно сделала то же самое.
- Ты отстанешь от меня или нет?
- Ну, вааще... Вам что, мучное изделие (заменено автоцензором), тесно на дороге?
- Конечно, тесно, оладья! Неужели ты не понимаешь, что это такое, когда не можешь быть рядом с человеком, ходить с ним по одним дорогам, дышать одним воздухом?
- Брезгуете мной, значит?
- Да! Ты совершенно правильно определила мое отношение к тебе. Я чувствую, что даже разговаривать с тобой – негигиенично.
Молчание.
- Все теперь так говорят...
- Ты это о чем?
- Я знаю, вам не нравится, как я разговариваю. Я про мучное изделие (заменено автоцензором), а вы про оладью…
- Мне все в тебе не нравится. Даже твой интерес к Ницше.
- А, сработало! Это ведь вы про книжку, которая у меня на столе лежала?
- Да. Вот только попробуй соврать, что в самом деле ее читала!
- Конечно, нет! Это мне шеф мне ее сунул и велел в руках держать, когда клиент в контору входит.
- Ну вот, теперь понятно. Что хоть за книгу-то ты читала?
- Не помню. Там на обложке что-то про добро и зло было написано.
- Господи, уж название-то можно было как следует запомнить! Эта работа Ницше называется «По ту сторону добра и зла».
- Во-во, так она и называлась!
- И зачем вам, таким вот, Ницше, когда вы на практике до всего сами доходите? Ты хоть понимаешь, что сама оказалась по ту сторону добра и зла?
- Чего ж не понять, в натуре. Тут ведь даже света нет, какое уж добро.
- Я не про сейчас говорю. Интересно, Наташа Звягина, а что ты считаешь добром?
- А то вы не знаете? Добро – это бизнес, недвижимость и главное - деньги, конечно! Лучше всего баксы.
- Экая же ты троглодитка, Наталья! А что ж в таком случае, по-твоему, зло?
- А вот когда не ты, а у тебя отнимут баксы – вот это и есть зло.
- Нет, ты не просто троглодитка – ты каннибалка!
- Меня ругаете, а сами вон какими словами выражаетесь - непонятки сплошные!
- Ты, между прочим, тоже употребляешь непонятные для меня слова. Но я-то свои слова могу объяснить, в отличие от тебя. Все эти «крутые», эти «новые русские» и сами не знают значения и половины тех слов, которые употребляют, не говоря уже об этимологии...
- Ну, вы вааще даете: эти мологии, те мологии… Троглодиты, каннибалы какие-то… Это, по-вашему, русский язык? Сами не знаете, что говорите!
- А я тебе объясню, что я сказала: троглодит – это первобытный пещерный человек, а каннибал – людоед.
- Оскорбляете, значит... А мологии – это кто?
- Кто-кто?
- Ну, вы вот сказали: эти крутые, эти новые русские, эти мологии... Чего смеетесь-то?
- А ты что, разве обижаешься, когда над тобой смеются?
- А то!
- Уже легче. Я вот чего не пойму, Наталья Звягина: когда я к тебе в агентство пришла, ты ведь со мной совсем другим языком разговаривала, человеческим.
- Шеф составил для нас разговорник аж на три страницы и велел выучить. «Я полагаю, вы с хозяином квартиры найдете общий язык и придете к обоюдному согласию». Он, этот разговорник, у меня в столе лежал: если надо чего вспомнить – выдвинь ящик и загляни.
- Замечательно. А без шпаргалки ты не можешь разговаривать нормальным человеческим языком?
- Да что вы, вааще, измываетесь надо мной, в натуре? Что я, не человек, что ли? Как умею, так и говорю, ... мать!
- Наталья, если ты хочешь, чтобы я с тобой разговаривала, то, прошу тебя, давай без этих идиом.
- Опять ругаетесь. Я вот не говорю слов, которых вы не понимаете!
- Наталья, да ты сама не понимаешь половины слов, которые произносишь.
- Это как это?
- Да вот хотя бы этот «мучное изделие (заменено автоцензором)». Что это за мучное изделие (заменено автоцензором) такой? Где его пекут и с чем его едят?
- Да просто все так говорят, для связки слов.
- А к настоящим блинам какое отношение имеет этот «мучное изделие (заменено автоцензором)»?
- А кто ж его знает...
- Так вот, моя дорогая, послушай теперь меня. Ваш «мучное изделие (заменено автоцензором)» появился в те времена, когда приличия в языке еще старались соблюдать. Изобрели его мужики, ругающиеся матом, для тех случаев, когда рядом находятся дети, женщины или даже начальство, чтобы и душу отвести и не произносить вслух ругательство на букву «б».
- Ну да, мучное изделие (заменено автоцензором)!? Ну, вы даете... Это ж надо, вот никогда бы не подумала. Интересно!
- Тебе в самом деле интересно?
- А то!.. А можно я опять рядом с вами пойду?
- Избави Бог!
- А вы в Бога-то верите?
- Верю.
- Плохо вы в Него верите! Вот моя прабабка была верующая, так она всех прощала и никогда ни на кого не сердилась.
- Хорошая у тебя была, значит, бабушка?
- Да не бабушка, в натуре, а ПРАбабушка! Бабка-то у меня так себе была, училка вроде вас. Я ее и не знаю почти, ей некогда было внучкой заниматься. А баба Нюра и ее нянчила, и мою мать и меня еще успела! Так вот она на людей сердиться как бы совсем не умела. Это была такая типа святая женщина!
- А где сейчас твоя баба Нюра? Жива она?
- Давно померла, когда я еще в третьем классе училась.
- Она на пенсии была?
- На пенсии.
- Мне один знакомый учитель, когда я пожаловалась в учительской, как ты меня обманула, рассказал, что есть такие «лохотронщики», которые специализируются на старушках-пенсионерках. Являются к ним на квартиру в день получения пенсии, разыгрывают с ними какие-то фальшивые лотереи и выманивают их жалкие пенсии целиком, оставляя одиноких старушек без копейки в кошельке.
- Ну, мучное изделие (заменено автоцензором), я б таких поубивала!
- А к тебе в агентство, надо полагать, приходили снимать квартиры исключительно новые русские, у которых денег куры не клюют? Ты им особняки за две тысячи рублей в месяц рублей предлагала в Англии или на Бермудах.
Молчание.
- Я не понимаю, Наталья, твоего возмущения: пока учитель работает за две с половиной тысячи рублей, его обчищают агентства типа вашего, а когда он выходит на полуторатысячную пенсию – его чистят ваши еще более оборотистые коллеги. За что же ты их убивать собираешься?
- Ирина, а как ваше отчество?
- Владимировна.
- Ну так, мучное изделие (заменено автоцензором), простите вы меня, Ирина Владимировна, ради Бога!
Я вспомнила Валеру и его формулу прощения, но долго, ох долго не поворачивался у меня язык! Наконец я выдавила из себя:
- Хорошо, Наталья Звягина: Бог простит и тебя, и меня.
- Спасибо! А теперь можно я рядом с вами пойду?
- Нет! Я тебя простила, но дела с тобой иметь не хочу!
- А так нечестно! Баба Нюра говорила, что прощать надо так, как Бог прощает: что прощено – того как бы и не было!
Господи, и все-то меня сегодня учат верить Тебе, и все от Твоего имени!
- Ладно, иди рядом! Пятьсот рублей забыты, но сделай милость, постарайся говорить со мной по-человечески.
Она приблизилась и опять схватила меня за руку. Экое непутевое и несчастное существо! Может, после бабы Нюры ее уже и учить уму-разуму было некому... Невежество ее было необозримо! Хуже всего обстояло дело с нравственностью. Мне даже с помощью разговоров о ее бабушке не удалось ни на йоту сдвинуть с места: она стояла на том, что ее баба Нюра – исключение, а все остальное человечество готово на все ради денег, а потому она бабу Нюру она помнила и любила, но жила по-волчьи, как все! Мне никак не удавалось поколебать ее «убеждения» и я решила пересказать ей «Бедных людей» Достоевского. Ну и удивила же она меня!
- Ирина Владимировна, так я типа не понимаю, чего ж ей надо-то было? Она ж своего добилась, вышла замуж за богатого! И этот Деточкин…А нет, Девушкин! – чего он девушку с пути-то сбивал? Был бы еще молодой был, красивый…
- Как все запущено, Боже мой! – покачала я головой. И принялась пересказывать «Преступление и наказание»…
Мы долго, очень долго шли и разговаривали в темноте, а потом вдруг увидели, что пространство вокруг нас начало светлеть, дорога под ногами стала проступать сквозь тьму белесой длинной полосой. Случилось это тогда, когда мы заговорили о Евангелии. Я только что пересказала сцену чтения Евангелия Сонечкой Мармеладовой, рассказала про воскрешение Лазаря. Тут Наталья спросила, а читала ли я сама Евангелие, хорошо ли я его знаю? Как всякий человек, считающий себя интеллигентным, я прочла Новый Завет, потратив на это целую ночь и делая какие-то выписки; я посчитала, что этого достаточно, чтобы впредь иметь право при случае заметить, что Евангелие мною изучено. Так я Наталье и заявила: изучала мол.
- Тогда объясните мне, как мог Отец Христа допустить Его распятие! Он же мог всех этих распинателей в асфальт закатать!
- Тогда не укладывали асфальт по дорогам.
- Ну так просто в лепешку расшибить! Зачем надо было, чтобы Христос погиб за людей?
- Говорят, затем, чтобы обезвредить их грехи и дать им возможность спасти свои души.
- За какие грехи?
- За любые и за все. За мои, за твои…
- Вот лично за мои?
- Думаю, да.
- Значит, Христос отдал жизнь за то, чтобы снять с меня те пятьсот рублей?
- Ох, Наташка, отстань! Я сама во всем этом плохо разбираюсь. И забудь ты, наконец, про эти несчастные пятьсот рублей! Не ходила я в агентство «Ника», а ты там не сидела с Ницше в руках! Не было этого!
- Не было?
- Не было, не было! Угомонись Христа ради!
Как только мы заговорили о Евангелии и Христе, на дороге и вокруг нее стало потихоньку светлеть. Я внимательно поглядела на Наталью: в редеющем сумраке ее взволнованное лицо проступало все четче, и я с удивлением заметила, что нет в нем никакой тупости, ни природной, ни «социально приобретенной», а оно очень даже милое, живое и с умными ясными глазами.
- Теперь ты можешь отпустить мою руку, Наташа. Мы видим дорогу и даже друг друга.
- Да я уже не от страха держусь за вашу руку, Ирина Владимировна, а по дружбе. Вы такая хорошая и умная! Лучше вас была только моя баба Нюра.
- Чем же она была лучше меня?
- Так ведь она была умней и культурней вас, вы уж не обижайтесь, Ирина Владимировна.
- Ну, вот ты бы и рассказала мне, чем баба Нюра была умней и культурней меня.
- Вы не обиделись?
- Не обижусь, обещаю.
- Тогда я скажу. Ну, умнее вас она была потому, что верила в Бога. Она-то все и про Него, и про жизнь и смерть понимала. Я слышала, как она говорила своим подругам, таким же старушкам: «Нам, милые мои, главное теперь к смерти подготовиться. Умирать ой как не просто! А уж после смерти, если на земле не готовился, совсем худо придется». И знаете, как она сама к смерти подготовилась? В ящике комода у нее лежала одежда, в которой она велела себя положить в гроб и деньги на похороны, на поминки и на крест. Остальные ящики были пустыми – она все раздала еще за месяц до смерти. Оставила себе только постель и одну смену белья. На ней была ночная рубашка и под кроватью стояли тапочки, и это все, что она себе оставила: даже свой халат она подарила соседке, как только перестала сама вставать в уборную. Бабульки, ее подружки, тайком привели к ней священника, и он ей отпустил грехи за всю жизнь. И в ту же ночь она умерла во сне, никто до утра и не заметил. Ну, скажите, что она не умная?
- Конечно, умная. А в чем выражалась ее высокая культура?
- А вот в чем. Я ее как-то спрашиваю: «Баба Нюра, ну, скажи по правде, ты за свою жизнь хоть раз кого-нибудь «дураком» назвала?». Знаете, что она мне ответила? Ну, вот ни за что не угадаете! Она мне ответила так: «Если бы я дурака когда-нибудь встретила, может и назвала бы». Для нее не было ни дураков, ни воров, ни злодеев, а были только несчастные. Я вот думаю, Ирина Владимировна, что вот такая ее любовь ко всем людям без разбору – это и есть культура. А теперь можно я задам вам один вопрос?
- Можешь. Я еще не совсем устала от твоих вопросов.
- Вы совсем простили меня за те пятьсот рублей?
- Дело не в деньгах, Наташенька.
- Я понимаю. Я хотела спросить, если мы куда-нибудь придем и нам придется расстаться, вы не будете меня вспоминать как мошенницу?
- Ну, конечно нет, девочка! Я буду вспоминать, как мы с тобой шли по этой пустынной дороге и беседовали о «Бедных людях» и о Раскольникове, о Сонечке Мармеладовой, как ты мне рассказывала о своей прекрасной бабе Нюре. И при этом говорила ты нормальным русским языком!
- Спасибо. Я тоже никогда вас не забуду, Ирина Владимировна. Я многое поняла о жизни благодаря вам, и теперь, если бы мне дали еще одну жизнь, я бы жила совсем по-другому.
- Прости и ты меня, Наташа.
- А я-то вас за что должна прощать? Вы мне никакого зла не причинили.
- Я презирала тебя и в той жизни не хотела бы иметь с тобой ничего общего. Нам пришлось столько пройти по этой дороге во мраке, чтобы понять друг друга и полюбить.
- Так вы тоже меня любите, Ирина Владимировна?
- Конечно. Пожалуй, я люблю тебя больше всех своих учеников, оставшихся там, в той жизни.
- Ирина Владимировна, а можно я вас поцелую?
- Конечно, родная!
Мы трижды расцеловались и хотели идти дальше, но тут мы увидели, что от основной дороги вправо отходит узкая дорожка, почти тропинка. Откуда-то сверху прозвучал громкий и ясный голос, но слов я не поняла, зато увидела в небе над нами светлую фигуру неясных очертаний, с двумя широкими крылами.
- Ой, Ирина Владимировна! – сказала Наташа, глядя вверх сияющими глазами. – Это мой Ангел Хранитель, он говорит, что я должна теперь идти по правой дороге. Мне так не хочется с вами расставаться, но я чувствую, что должна послушаться.
- Иди, милая, и храни тебя Господь!
- И вас тоже, Ирина Владимировна. Я вас никогда не забуду, я за вас молиться буду!
Наталья пошла по правой тропе, поминутно оглядываясь на меня. Мы махали друг другу рукой, пока она не скрылась за каким-то смутным светлым холмом, едва проступающим из серого тумана.

Кризисный психолог
Психолог
Психолог
Сообщения: 977
Зарегистрирован: 19 янв 2007, 00:11
Откуда: Москва

Сообщение Кризисный психолог » 16 май 2008, 02:09

Окончание..

Я снова долго шла почти вслепую, едва различая под ногами дорогу, и вспоминала всю историю своего знакомства с Натальей, от «Ники» до встречи с Ангелом Хранителем.
Слева от дороги вдруг послышался девичий смех, негромкий, но звонкий, словно небольшой колокольчик. Ему ответил другой колокольчатый голос, от первого почти не отличный, но слов я не разобрала. Туман на левой стороне дороги чуть-чуть рассеялся, и стала видна неширокая дорога, вливавшаяся в мою; я почти не удивилась, когда навстречу мне из тумана, держась за руки, вышли обе Ромулетты.
- Это мы! А мы вас давно тут поджидаем! Здравствуйте! – наперебой затараторили они, подбегая ко мне. Личики их сияли, и сами они были какие-то новенькие, отмытые, с ясными глазами.
- Ну, здравствуйте, девочки, Катя и Надя! – Я сразу вспомнила их имена, потому что звать их Ромулеттами мне никак не хотелось. – Вижу, что у дела ваши наладились и у вас теперь все в порядке. Одна ухватила меня под правую руку, другая под левую, и мы пошли вперед по моей дороге, светлевшей с каждым нашим шагом. Сестры рассказали мне, что произошло с ними за это время. Во время их рассказа я поняла, что и со временем теперь происходит что-то непонятное: в реальности недели две прошло со времени моего посещения агентства «Ромулетта», а Надя и Катя рассказывали о том, как трудно жилось им первый год после закрытия агентства: и работу не сразу нашли, и с рекетирами не сразу удалось разобраться. По их рассказам выходило, что до нашей встречи на этой пустынной дороге прошло лет пять, не меньше. Девочки за это время выросли и поумнели. Первый год они держались за счет страха, бедные, уж очень я их напугала. Они были уверены, что «тетка из милиции» следит за ними, и даже рассказывали одна другой, что встречали меня то там, то здесь – будто бы я за ними следила. Все у них наладилось, и квартиру сдали удачно, и работа нашлась по душе – пошли в ученицы в большую парикмахерскую. И друзья у них появились приличные, ведь от всяких там «лохотронщиков» они бежали, как от огня. Через три года они продали тетину квартиру именно за пятьдесят тысяч долларов – я оказалась пророчицей, и на полученные деньги открыли собственную маленькую парикмахерскую. А потом они обе вышли замуж, да еще как! За братьев-близнецов. А дальше случилось самое чудесное: у них родились у каждой по паре близнецов, у Кати- девочки, у Нади – мальчики. Наследственность! Однажды сестры пошли в районное отделение милиции, чтобы разыскать меня и поблагодарить, они узнали, что никакого ФБМ в природе не существует.
- Это ведь вы сами придумали, да? – спросила, смеясь, Катя.
- Сама. Простите меня, девочки! - Я поклонилась им чуть ли не в ноги, так они меня обрадовали!
- Да что вы! Это вам большое спасибо! Это мы должны были у вас прощенья просить – за то, что обмануть вас хотели. Мы стояли тут и ждали, когда вы появитесь, нам так приказали.
- Кто приказали?
- Да наши Ангелы Хранители!
- Ах, вот как..
Хотелось мне еще с ними поговорить, порадоваться за них, может быть, немного погордиться, что это именно мне удалось направить их на путь истинный, но тут справа появилась дорога в тени больших берез, и сестрички сказали, что им велено теперь идти по ней.
- Добрый вам путь, девочки!
- Прощайте и спасибо за все!
Ну вот, история с лохотронщицами, Наташей, Катей и Надей, закончилась. Что теперь? Кто следующий появится на этой пустынной дороге? Быший муж? Моя мамочка, которая никогда меня не понимала? Мои ученики-озорники? Рыжий певец с Сенной? Кто бы ни появился, с каждым придется разбираться до тех пор, пока не сумеем простить друг друга. Господи, сколько же работы пришлось на мою вечность! Если бы знать все заранее, можно было бы главную ее часть совершить еще при жизни…
И тут я тоже услышала голос своего Ангела Хранителя, и голос этот был почему-то очень знакомый:
- Ирина, проснитесь, пожалуйста!
Так я что, сплю, выходит?!
А голос продолжал:
- Придется ее разбудить. - Теперь я узнала голос моего соседа Валеры. – Антибиотик надо принимать по расписанию.
Вслед за тем я услышала голос его жены Леночки:
- Ирина, Ирочка, вы меня слышите? Откройте глаза, пожалуйста! Надо принять лекарство и температуру измерить.
Я открыла глаза и почувствовала себя очень слабой, как будто и впрямь прошла тысячи километров, но при этом абсолютно здоровой, а главное – в прекрасном настроении. За приоткрытым окном шумела Сенная площадь. Господи, ну и сон мне приснился!
Валера стоял надо мной, держа в одной руке десертную ложку, а в другой бутылку микстуры от кашля.
- Валера! Леночка! Как я рада вас видеть!
- Воистину давно не виделись! – засмеялся Валера. – Вы знаете, Ира, сколько вы проспали? Почти сутки! Мы пытались несколько раз вас будить, но вы спали как мертвая.
- А я и была мертвая, - улыбнулась я.
- Не надо так шутить! – сказала Леночка и погрозила мне градусником.

Кризисный психолог
Психолог
Психолог
Сообщения: 977
Зарегистрирован: 19 янв 2007, 00:11
Откуда: Москва

Сообщение Кризисный психолог » 17 май 2008, 02:04

ОЧЕНЬ РЕКОМЕНДУЮ ВСЕМ ПРОЧТАТЬ КНИГУ "ФЛАВИАН"
Автор - протоиерей Александр Торик
Получите огромное удовольствие!!!!


http://www.altorik.narod.ru/Flav/FLAVIAN.htm

Сусанна
Старая гвардия
Старая гвардия
Сообщения: 470
Зарегистрирован: 22 апр 2008, 22:06
Откуда: Киев

Сообщение Сусанна » 14 июл 2008, 04:54

Вот, надеюсь, кому-то понравится:

Раб страстей, я в унынье глубоком – увы!
Жизнь, прожив, сожалею о многом – увы!
Даже если простит меня Бог милосердный,
Стыдно будет стоять перед Богом – увы.

* * *

Как нужна для жемчужины полная тьма –
Так страданья нужны для души и ума.
Ты лишился всего, и душа опустела? –
Эта чаша наполнится снова сама!

* * *

Мы цель созданья, смысл его отменный,
Взор Божества и сущность зрящих глаз.
Окружность мира – перстень драгоценный,
А мы в том перстне – вправленный алмаз.

* * *

То, что Бог нам однажды отмерил, друзья,
Увеличить нельзя и уменьшить нельзя.
Постараемся с толком истратить наличность,
На чужое не зарясь, взаймы не прося.

* * *

Чтоб мудро жизнь прожить, знать надобно немало,
Два важных правила запомни для начала:
Ты лучше голодай, чем что попало есть,
И лучше будь один, чем вместе с кем попало.

Омар Хайям

Кризисный психолог
Психолог
Психолог
Сообщения: 977
Зарегистрирован: 19 янв 2007, 00:11
Откуда: Москва

Сообщение Кризисный психолог » 22 авг 2008, 02:19

Умер как-то один бедняк. И попал он в некую комнату, где должен был ожидать решения Суда о том, куда ему дальше отправляться: в ад или в рай. И вдруг он замечает, что рядом на скамейке сидит богач, его хозяин, у которого тот работал дворником. Богач никогда не замечал своего работника. Возвращаясь с вечеринок с роскошными девочками, он кидал на мостовую окурки, обёртки и прочий мусор, который дворник тут же убирал. Бедняк не мог себе позволить не только роскошь, но даже иметь семью, которую он не смог бы прокормить. Всю жизнь он прожил в бедности, но никогда никому не делал ничего плохого, верил в Бога, посещал церковь, и сейчас, сидя на скамейке рядом со своим бывшим хозяином, посмеивался в душе над ним: «Вот сейчас всё и решится, вознаградится моё долготерпение, я пойду в рай, а ты — в ад».

И вот появился ангел, чтобы зачитать решение Суда. И объявил он, что богач отправится в рай, а бедняк — в ад.

— Но почему? — вскричал бедняк. — Я всю жизнь вёл праведную жизнь, а богач грешил. Разве я не заслужил награды, а он — кары?

— Дело в том, что твой бывший хозяин за час до смерти позвал к себе священника, исповедовался и покаялся перед Богом за все свои грехи. А, как ты знаешь, для Бога покаявшийся грешник дороже праведника.

— Ну а за что же меня в ад? Что я сделал плохого?

— А ты, — отвечал ангел, — всю жизнь мечтал о богатстве, завидовал своему хозяину, всё время думал о том, что не можешь так же поддаться разврату, получать все наслаждения жизни, потому что у тебя на это нет денег. И если бы у тебя вдруг появились деньги, ты бы стал грешить ещё больше, чем этот богач. И, к тому же, ты не покаялся перед смертью.

— Но я же не чувствовал за собой греха, поэтому и не покаялся. Неужели для того, чтобы попасть в рай, нужно сначала согрешить, а потом покаяться?

— Грешат все, только моты и гуляки это делают явно, а завистники — в глубине души своей.

— Но это же не справедливо! — никак не мог успокоиться бедняк. — Я всю жизнь страдал, терпел лишения, недоедал, жил в убогой коморке и сейчас обречён на муки в аду, а этот «счастливчик» и жил припеваючи, и после смерти пойдёт в рай, только потому, что за час до этого позвал священника!

— А ты, человек, читал где-нибудь в писании о справедливости? В писании говорится о Законе. А Закон на стороне тех, кто кается.

Кризисный психолог
Психолог
Психолог
Сообщения: 977
Зарегистрирован: 19 янв 2007, 00:11
Откуда: Москва

Сообщение Кризисный психолог » 04 ноя 2008, 18:11

Однажды осел фермера провалился в колодец. Он страшно закричал, призывая на помощь. Прибежал фермер и всплеснул руками: “Как же его оттуда вытащить?”
Тогда хозяин ослика рассудил так: “Осел мой - старый. Ему уже недолго осталось. Я все равно собирался приобрести нового молодого осла. А колодец, все равно- почти высохший. Я давно собирался его закопать и вырыть новый колодец в другом месте. Так почему бы не сделать это сейчас? Заодно и ослика закопаю, чтобы не было слышно запаха разложения”.
Он пригласил всех своих соседей помочь ему закопать колодец. Все дружно взялись за лопаты и принялись забрасывать землю в колодец. Осел сразу же понял к чему идет дело и начал издавать страшный визг. И вдруг, ко всеобщему удивлению, он притих. После нескольких бросков земли фермер решил посмотреть, что там внизу.
Он был изумлен от того, что он увидел там. Каждый кусок земли, падавший на его спину, ослик стряхивал и приминал ногами. Очень скоро, ко всеобщему изумлению, ослик показался наверху - и выпрыгнул из колодца!

…В жизни вам будет встречаться много всякой грязи и каждый раз жизнь будет посылать вам все новую и новую порцию. Всякий раз, когда упадет ком земли, стряхни его и поднимайся наверх и только так ты сможешь выбраться из колодца.
Каждая из возникающих проблем - это как камень для перехода на ручье. Если не останавливаться и не сдаваться, то можно выбраться из любого самого глубокого колодца.
Встряхнись и поднимайся наверх.
Чтобы быть счастливым запомни пять простых правил:

1. Освободи свое сердце от ненависти - прости.
2. Освободи свое сердце от волнений - большинство из них не сбываются.
3. Веди простую жизнь и цени то, что имеешь.
4. Отдавай больше.
5. Ожидай меньше.

Кризисный психолог
Психолог
Психолог
Сообщения: 977
Зарегистрирован: 19 янв 2007, 00:11
Откуда: Москва

Сообщение Кризисный психолог » 14 ноя 2008, 02:10

Ответственность без любви делает человека бесцеремонным.
Справедливость без любви делает человека жестоким.
Правда без любви делает человека критиканом
Ум без любви делает человека хитрым.
Приветливость без любви делает человека лицемером.
Компетентность без любви делает человека неуступчивым
Власть без любви делает человека насильником.
Честь без любви делает человека высокомерным.
Обязанность без любви делает человека раздражительным.
Богатство без любви делает человека жадным.
Вера без любви делает человека фанатиком.

Кризисный психолог
Психолог
Психолог
Сообщения: 977
Зарегистрирован: 19 янв 2007, 00:11
Откуда: Москва

Сообщение Кризисный психолог » 18 ноя 2008, 23:34

Забавно какой большой кажется сумма в 50 рублей,когда мы кладем ее в коробочку для приношений,и какой маленькой она кажется когда мы идём с ней в магазин.

Забавно как долго тянется час в церкви,и как быстро пролетают 60 минут перед телевизором.

Забавно как нам становится интересно, если в футбольном матче назначается дополнительное время,и как недовольны мы, если проповедь длится дольше обычного.

Забавно, как трудно порой заставить себя прочитать главу Библии, и как легко проглотить 200-300 страниц бестселлера.

Забавно, что мы стараемся не опаздывать на роботу (в школу, на встречи), но при этом часто опаздываем в церковь.

Забавно, что мы называем Бога нашим Отцом, а Иисуса - нашим братом, однако нам неудобно их представлять окружающим.

Забавно, что мы требуем от Бога справедливости по отношению к другим, и ожидаем Его милости по отношению к себе.

Забавно, что мы поём о небесах, но при этом часто беспокоимся о земном.

Забавно что стоит горю придти в нашу жизнь и мы сразу вопием к Господу "почему я?", но если у нас в жизни все начинает налаживаться, мы думаем "какой же я молодец".

Или, подождите...может быть все это вовсе и не забавно.

Брат
Администратор
Администратор
Сообщения: 8046
Зарегистрирован: 16 май 2006, 15:30
Пол: мужской
Откуда: Москва

Сообщение Брат » 21 ноя 2008, 15:26

Несколько притч прислала "Сестра". Возможно, есть повторы ранее размещенных притч

Притча о боли
Маленький котенок дергал за хвост старого облезлого пса, мурчал и прыгал. Пес никак не реагировал, только откидывал котенка лапой в угол коридора.
- Тебе что, больно? – спрашивал котенок, наклонив набок голову и шевеля ушами.
- - Оттого, что ты дергаешь меня за хвост и пытаешься кусать? Конечно, нет… - грустными глазами смотрел пес. – Знаешь ли ты, что такое «больно»?
- - Когда кто-то случайно наступит на хвост или не вовремя закроет дверь. – уверенно сказал котенок. - Я один раз так прищемил лапку, когда хозяйка не увидела меня и захлопнула дверь, – жалобно замяукал он.
- - Нет. То есть ты, конечно, по-своему прав… Сейчас для тебя это самое-самое больно. А когда ты вырастешь, тебе будет от этого совсем не больно, просто немножко грустно, что снова не заметили, как ты барахтаешься под ногами… - старый пес прикрыл глаза и сделал вид, что спит.
- - Старый пес, ты меня слышишь? – легонько потрогал его за ухо котенок.. – А что такое настоящее больно?..
- - Настоящее больно намного больнее прищемленного хвоста или лапы, на которую случайно наступили. Настоящее больно даже больнее того, когда тебе забывают насыпать корм или поменять воду в поилке… – вздохнул старый пес.
- - А что же может быть больнее и обиднее, чем пустая миска? – недоумевал котенок.
- Настоящее больно – это когда ты долго-долго носишь хозяину тапки, кладешь морду на колени, чтобы тебя погладили и поласкали, бежишь за ним гулять, ловишь брошенные палки, радостно встречаешь его у двери и громко лаешь, пытаешься быть настоящим другом и очень- очень любишь своего хозяина; а когда ты становишься никому не нужным и не можешь делать то, что раньше, то ты просто надоедаешь ему и он делает тебе больно тем, что просто не смотрит в твою сторону и не гладит больше по облезлой выцветшей шерсти.


Семена.
Одной женщине приснился сон, что за прилавком магазина стоял Господь Бог.
– Господи! Это Ты! – воскликнула она с радостью.
– Да, это Я, – ответил Бог.
– А что у Тебя можно купить? – спросила женщина.
– У меня можно купить все, – прозвучал ответ.
– В таком случае дай мне, пожалуйста, здоровья, счастья, любви, успеха и много денег.
Бог доброжелательно улыбнулся и ушел в подсобное помещение за заказанным товаром. Через некоторое время он вернулся с маленькой бумажной
коробочкой.
– И это все?! – воскликнула удивленная и разочарованная женщина.
– Да, это все, – ответил Бог и добавил: – Разве ты не знала, что в моем магазине продаются только семена?



Вопросы к Богу

Я видел сон, что беру интервью у Бога.

- Итак, ты хочешь получить у меня интервью? - спросил Бог.
- Если у Вас есть время, - сказал я.
Бог улыбнулся:
- Моё время – Вечность. Какие вопросы у тебя ко мне?
- Что больше всего удивляет Вас в людях?
Бог ответил:
- Им скучно в детстве, они стремятся вырасти, а потом страстно хотят снова стать детьми. Они теряют здоровье, делая деньги… а потом тратят деньги, чтобы восстановить здоровье. Думая с тревогой о будущем, они забывают о настоящем, так что у них нет ни настоящего, ни будущего. Они живут так, как будто никогда не умрут. И умирают так, как будто никогда не жили.
Бог взял меня за руку и мы некоторое время молчали. А потом я спросил:
- Что Вы хотите, как Отец, какие уроки жизни нужно выучить Вашим детям?
- Пусть выучат, что они не могут заставить кого-либо любить их. Всё что они могут сделать – позволить любить себя. Пусть выучат, что нехорошо сравнивать себя с другими. Пусть научаться прощать, практикуя прощение. Пусть выучат, что потребуется только несколько секунд, чтобы открыть глубокие раны у тех, кого любим, и много лет, чтобы заживить их. Выучить, что богатый человек не тот кто имеет больше всех, а тот кому надо меньше всех. Пусть выучат, что есть люди, которые Вас нежно любят, но просто ещё не научились выражать свои чувства. Пусть выучат, что два человека могут смотреть на одну и ту же вещь и видеть её по-разному. Пусть выучат, что недостаточно прощать друг друга, надо ещё прощать себя.
- Спасибо, что Вы уделили мне время, - сказал я смиренно. - Что ещё нужно знать Вашим детям?
Бог улыбнулся и сказал:
- Просто знайте, что я здесь … всегда!


Человеческая мудрость гласит…
...Будь осторожен – не дай Женщине заплакать...
...потому что Бог считает её слёзы!...
Женщина произошла из ребра мужчины.
Не из ноги, чтобы быть униженной.
Не из головы, чтобы превосходить.
Но из бока, чтобы быть бок о бок с мужчиной, чтобы быть равной с ним.
...Из под руки, чтобы быть защищённой...
И со стороны сердца, чтобы быть любимой...

Приглашение на свадьбу
Один юноша очень гордился тем, что у него много друзей.
Когда он встретил свою любовь и решил жениться, подготовкой к свадьбе занимался его отец. Кроме прочего, отец также рассылал приглашения.
Пришёл день свадьбы, но никто из друзей жениха так и не пришел. Парень и рассердился и спросил у отца:
— Почему ты не пригласил моих друзей?
Отец ответил:
— Я пригласил. Но в письма я вложил не пригласительные открытки, а записки с просьбой о помощи.



"Умер человек и попал на Божий суд. Долго смотрел на него Бог с недоумением и задумчиво молчал. Не выдержал человек и спросил:
- Господи, что с долей моей? Почему ты молчишь? Я ведь заслужил царствие небесное. Я страдал! - с достоинством заявил человек.
- А с каких это пор, - удивился Бог, - страдания стали считаться заслугой?
- Я носил власяницу и вервие, - упрямо нахмурился человек. - Вкушал отруби и сухой горох, не пил ничего, кроме воды, не притрагивался к женщинам. Я изнурял свое тело постом и молитвами...
- Ну и что? - заметил Бог. - Я понимаю, что ты страдал - но за что именно ты страдал?
- Во славу твою, - не раздумывая, ответил человек.
- Хорошенькая же у меня получается слава! - усмехнулся грустно Господь. - Я, значит, морю людей голодом, заставляю носить всякую рвань и лишаю радостей любви?
Вокруг повисло молчание... Бог все так же задумчиво взирал на человека.
- Так что с моей долей? - напомнил о себе человек.
- Страдал, говоришь, - тихо произнес Бог. - Как тебе объяснить, чтобы понял... Вот, например, плотник, что был перед тобой. Он всю жизнь строил дома для людей, в жару и холод, и голодал порой, и часто попадал себе по пальцам, через это и страдал. Но он все-таки строил дома. И потом получал свою честно заработанную плату. А ты, получается, всю жизнь только и делал, что долбил себе молотком по пальцам.
Бог на мгновение замолчал...
- А где же дом? ДОМ ГДЕ, Я СПРАШИВАЮ!!!

Nat_V
Старая гвардия
Старая гвардия
Сообщения: 1489
Зарегистрирован: 16 янв 2008, 17:34
Пол: мужской

Сообщение Nat_V » 02 дек 2008, 13:31

ШАГ К ЦЕЛИ

Мгновение казалось, что на этот раз он сумеет удержаться, но ноги,
слишком еще слабые, соскользнули, он повис на руках, потом сорвался и
упал на мягкий податливый пол клетки. Это было так неожиданно и
несправедливо, что к горлу подступили слезы. Остановило только
сознание, что если он хочет добиться своего, то этого ему тоже нельзя.
Он лишь крепче сжал губы и, внутренне негодуя на непослушные ноги и
тяжелое, словно чужое тело, медленно встал. Некоторое время стоял,
вцепившись пальцами в уходящие на недостижимую высоту прутья решетки,
а потом отчаянным рывком послал тело наверх. И опять сорвался и снова
упорно и безнадежно рванулся на штурм преграды.
Он давно потерял счет времени. После одной из неудач он ненадолго
забылся на дне клетки, но едва сознание вернулось к нему - подполз к
прутьям, встал и полез наверх. Теперь им двигало одно только
упрямство, нежелание сдаваться. Не было больше надежды, да и цель его
попыток давно угасла в зыбком прошлом.
И он сам был удивлен, когда вдруг, подтянувшись, навалился грудью
на самую верхнюю планку решетки и закинул наверх налитую свинцом ногу.
Секунду он балансировал на гребне, потом плавно сполз на другую
сторону. Руки вновь не выдержали, он больно ударился, упав на холодную
твердую поверхность, окружающую его клетку, но тут же встал, стремясь,
пока его не хватились, уйти как можно дальше.
Но скрыться ему не удалось. Не успел он сделать и шага, как что-то
крепко обхватило его и подняло в воздух.
- Ах ты негодный мальчишка! - воскликнула мама, прижав его к
груди, - все-таки сумел выбраться из манежа!

ЩЕЛКУНЧИК
Приходит ко мне сосед Вовка и приносит Щелкунчика.
- Что это? - спрашивает.
- Это щипцы такие, орехи колоть.
- Но он живой, как им колоть?
- Вовка, не говори глупостей. Щипцы не бывают живыми. Их на заводе
делают.
- Почему же тогда он теплый?
Потрогал я и чувствую, что действительно теплый Щелкун.
- Наверное, - говорю, - это специальные щипцы, для холодной
погоды. Попробуй, когда мороз, за железо схватиться - враз
приморозишься. А это щипцы с подогревом - щелкай сколько угодно.
- А еще он ходит сам по себе. Зачем щипцам ходить?
- Простым щипцам ходить не нужно, но это, должно быть, последняя
модель. Там внутри кибернетика и полупроводники. Вот ты уронишь орех,
он под шкаф закатится - и не достать. А если есть такие самоходные
щипцы, то их пустишь, и они орех достанут.
- Все равно, - говорит Вовка, - он живой. Он разговаривать умеет.
- Так почему он не говорит?
- А чего с тобой, таким, разговаривать? - спросил вдруг Щелкунчик,
спрыгнул со стола и вышел из комнаты.
- Меня подожди! - закричал Вовка и побежал за ним.
А я остался думать, каким образом умение разговаривать может
помочь колоть ороехи.

ЖИВОТ

У амебы за спиной миллиард лет эволюции, но за это время она
ничуть не изменилась. Рук у амебы нет, ножки тоже какие-то ложные.
Даже спины и той - нет. Зато с животом все в порядке. Строго говоря,
вся амеба это один прекрасно функционирующий живот, за которым
миллиард лет эволюции.
Потому, наверное, амеба и осталась одноклеточной.

АНТИНИКОТИНОВОЕ

В квартире у Семенова была черная дыра. Она висела над письменным
столом и чуть слышно гудела, словно лампочка, которая собирается
перегореть. Хотя перегорать дыра не собиралась. Это была добротная
черная дыра, в которой сколлапсировалась целая вселенная, такая же
большая, как наша.
Черная дыра была совершенно не нужна Семенову, но раз она висела
над столом, то Семенов использовал ее вместо пепельницы - совал в дыру
окурки, стряхивал пепел, а иногда пускал толстую струю дыма и
наблюдал, как дыра с легким шипением засасывает его.
Семенов не знал, что из-за этих его игр вселенная по ту сторону
дыры забита изжеванными вонючими хабариками, а от дыма на планетах той
вселенной стало невозможно дышать, и жизнь на ней скоро погибнет.
Но даже если бы Семенов знал это, курить бы он все равно не
бросил.


С. Логинов "Микрорассказы"

Кризисный психолог
Психолог
Психолог
Сообщения: 977
Зарегистрирован: 19 янв 2007, 00:11
Откуда: Москва

Сообщение Кризисный психолог » 02 дек 2008, 23:39

Стояло засушливое лето, и фермеры, жители небольшого посёлка, были
обеспокоены тем, что будет с их урожаем. В один воскресный день после
мессы они обратились к своему пастору за советом.

— Отец, мы должны что-то делать, или мы потеряем урожай!

— Всё, что от вас требуется, — это молиться с абсолютной верой.
Молитва без веры — это не молитва. Она должна исходить из сердца, —
ответил священник.

Всю следующую неделю фермеры собирались дважды на день и молились,
чтобы Бог послал им дождь. В воскресенье они пришли к священнику.

— Ничего не получается, отец! Мы каждый день собираемся вместе и
молимся, а дождя всё нет и нет.

— Вы действительно молитесь с верой? — спросил их священник.

Они стали уверять его, что это так. Но священник возразил:

— Я знаю, вы молитесь без веры, потому что ни один из вас, идя сюда,
не захватил с собой зонтик!

Кризисный психолог
Психолог
Психолог
Сообщения: 977
Зарегистрирован: 19 янв 2007, 00:11
Откуда: Москва

Сообщение Кризисный психолог » 24 дек 2008, 16:50

Счастье

Я опустил монетку в прорезь и снял трубку с рычага. Вместо ожидаемого гудка из трубки полилась тихая серебряная музыка, а потом женский голос произнес:

- Все хорошо, любимый, все хорошо ...

- Что хорошо? - спроси я грустно.

- Все хорошо. Я люблю тебя, и теперь ты об этом знаешь. Я буду любить тебя всегда, каким бы ты ни был. Помни, пожалуйста об этом. Ты непременно будешь счастлив, потому что я тебя люблю. Я не прошу ответа. Ты можешь любить кого захочешь или не любить никого. Помни только, что на Земле есть женщина, для которой ты единственный, любимый. И ты всегда можешь ей позвонить ... А теперь повесь трубку, все будет хорошо.

Я повесил трубку, так и не вспомнив, кому собирался звонить. В кабину вошел другой человек и через минуту вышел отуда с расетрянным детским лицом.

У всех телефонных будок стояли очереди мужчин. Мужчины стояли терпеливо и прятали глаза друг от друга. Никто не смотрел на проходящих мимо женщин, никто даже не курил, готовясь к этому короткому разговору, записанному где-то на магнитофонную ленту для всех, кому нужна любовь ...

Каждый из наших близких, которые сейчас рядом с нами, хотел бы услышать о том как мы их любим и как они нам нужны. Давайте говорить им это почаще

Притча о дровосеке

Шёл охотник по лесу и повстречал дровосека. Согнувшись он долго и упорно пилил сваленное дерево. С лица его пот лился ручьём, всё его тело было сильно напряжено.
Охотник подошёл поближе, чтобы посмотреть, почему работа движется так медленно и с таким колоссальным трудом.
- По-моему, ваша пила совсем затупилась! - обратился охотник к дровосеку. - Почему бы вам её не заточить?
- Что вы! - воскликнул дровосек, удивлённо посмотрев на прохожего. - У меня совершенно нет на это времени, я должен пилить!
И дровосек снова принялся за работу.

Остановись и посмотри, куда ты идёшь, может, ты уже пришёл?



И ЧТО ДАЛЬШЕ?

Он жизнерадостным, удачным, молодым
Пришел к Отцу и произнес: - Поздравь меня!
Я поступил на юридический, ура!
И очень счастлив я студенчеством своим.

- Как хорошо, сын мой, - отец в ответ ему, -
Теперь учиться станешь ты... А что потом?
- Я получу потом с отличием диплом!
И адвокатом стану, опыт обрету.

- А что же дальше? - повторил его отец.
- Самостоятельным я стану и женюсь!
Детей воспитывать тогда я научусь,
И дам возможность им учиться, наконец.

- А что потом ты станешь делать, расскажи?
- Потом я радоваться буду на детей!
И размышлять о доброй старости своей...
- Ну, а еще одну цепочку покажи...

- Потом? - и юноша задумался слегка... -
Все люди смертны, я умру потом, как все.
- А что потом? - спросил отец, глаза в росе...
И ощутил вдруг сын прохладу у виска.

И неуверенно он так отцу ответил:
- Благодарю тебя, отец. Я понял все.
О самом главном я подумаю еще,
Возможно, я пока чего - то не заметил...

Кризисный психолог
Психолог
Психолог
Сообщения: 977
Зарегистрирован: 19 янв 2007, 00:11
Откуда: Москва

Сообщение Кризисный психолог » 24 дек 2008, 16:59

Гельмут Холтхаус «Из дневника двухлетнего»

Четверг

8.10. Облил ковер одеколоном. Прекрасный запах. Мама злится. Одеколон брать запретили
8.45. Бросил в кофе зажигалку. Получил по попе. Брать зажигалки запретили.
9.00. Был на кухне. Полез в холодильник. Опрокинул кастрюлю. В холодильник лазить запретили.
9.15. Был в папином кабинете. Рисовал на бумагах. В кабинет ходить тоже запретили.
9.30. Вытащил из шкафа ключ. Играл с ним. Потом мама не знала, где он. Я тоже забыл. Мама ругалась. Играть с ключом запретили.
10.00. Нашел помаду. Разрисовал обои. Запретили.
10.15. Ел кал. Вкус изысканный. Запретили категорически
10.20. Вытащил из вязания спицу. Согнул. Вторую спицу воткнул в диван. Спицы брать запретили.
11.00. Заставляли пить молоко. Я не хотел. Здорово орал . Получил по попе.
11.20. Написал в штаны. Мама ругалась. Писать в штаны запрещают
11.30. Разломал сигарету. Внутри табак. Не вкусно. Брать сигареты запретили.
12.30. Выплюнул салат. Несъедобно. Выплевывать запретили.
13.15. Тихий час. Не спал. Вылез и сидел на перине. Замерз. Отругали и вылезать запретили.
14.00. Размышлял. Понял, что запретили все. Зачем же мы все живем???


Не правда ли это напоминает наше поведение? Если конечно понимать, что мы дети перед Богом. Мы так обижаемся, так жалеем о неких возможностях, так агрессивно реагируем на то, что нам что -то не дают, а что-то запрещают...
Давайте узнаем себя в этом образе двухлетнего ребенка... Тогда может быть мы станем более послушными и будем меньше страдать.


И вот еще одна, на эту тему:

«Человек прошептал: «Господи, поговори со мной» И запел луговой жаворонок. Но человек не слышал.
Поэтому человек воззвал: «Господи, поговори со мной» Удары молнии и грома прокатились по небу.
Но человек не слышал. Человек посмотрел вокруг и сказал: «Господи, дозволь мне видеть Тебя» и ярко заблестела звезда.
Но человек не видел. И человек закричал: «Господи, яви мне чудо». И родилась жизнь. Но человек не заметил.
В отчаянии взывал человек: «Коснись меня, Господи, дай мне знать, что Ты здесь». И тогда Господь коснулся его.
Но человек смахнул бабочку и пошел дальше»

Кризисный психолог
Психолог
Психолог
Сообщения: 977
Зарегистрирован: 19 янв 2007, 00:11
Откуда: Москва

Сообщение Кризисный психолог » 25 дек 2008, 23:58

Сыграть с Богом в четыре руки

Из желания вознаградить успех маленького сына в занятиях музыкой, мать привела его на концерт Великого Музыканта. Она усадила ребёнка в зале и, увидев знакомую, подошла к ней поздороваться.
Мальчик, который первый раз был на концерте, тем временем встал и решил исследовать местность. Увидел дверь с надписью «Вход воспрещён», он, конечно же, тут же вошёл в дверь.
Тем временем, в зале погас свет перед началом концерта. Мать поспешила на своё место, но не обнаружила там своего сына. Внезапно занавес поднялся, и лучи прожектора осветили сцену. Вот тут мать охватил ужас, потому что она увидела на сцене своего маленького сына, который сидел за роялем и невинно играл нехитрую, недавно разученную мелодию.

И в этот же самый момент, стремительной и лёгкой походкой на сцену вышел Великий Музыкант. Публика ахнула. Но Великий Мастер подошёл к мальчику и сказал:
— Не останавливайся. Продолжай играть.
Наклонившись, Музыкант стал исполнять левой рукой басовую партию. Затем, его правая рука опустилась на клавиатуру с другой стороны от ребёнка, и он добавил живое, бегущее obbligato.
Аудитория была совершенно очарована.
Вместе, Великий Пианист и Мальчик превратили нелепую, забавную ситуацию в удивительную, уникальную, и подарили аудитории абсолютно неповторимый момент.

Какой бы ни была ситуация, Господь шепчет:
— Не останавливайся, продолжай играть. И вместе, мы соберём мелкие осколки в Творчество, Мое Творчество.



Простая жизнь

Клерк, выйдя из канцелярии, взглянул на дворец императора с его сверкающими куполами, и подумал: «Как жаль, что я не родился в королевской семье, жизнь могла бы быть такой простой…» И пошёл по направлению к центру города, откуда слышался ритмичный стук молотка и громкие крики. Это рабочие строили новое здание прямо на площади. Один из них увидел клерка с его бумажками и подумал: «Ах, почему я не пошёл учиться, как мне велел отец, я мог бы сейчас заниматься лёгкой работой и переписывать тексты весь день, и жизнь была бы такой простой…»

А император в это время подошёл к огромному светлому окну в своём дворце, и взглянул на площадь. Он увидел рабочих, клерков, продавцов, покупателей, детей и взрослых, и подумал о том, как, наверное, хорошо весь день быть на свежем воздухе, заниматься физическим трудом, или работать на кого-то, или вовсе быть уличным бродягой, и совсем не думать о политике и о прочих сложных вопросах.
— Какая, наверное, простая жизнь, у этих простых людей, — проговорил он еле-слышно.


Мыс Канаверал

В те дни, когда космические исследования ещё только начинались, американский президент Джон Кеннеди посетил базу НАСА, располагающуюся на мысе Канаверал. Он встретился со многими известными учёными и исследователями. Он встретился с людьми, чьим величайшим стремлением было покорить космос и однажды прогуляться по поверхности Луны. Он пообщался с администраторами и бухгалтерами, и многими другими, кто прилагает свои силы к тому, чтобы проект был воплощён в жизнь. С мужчинами и женщинами, которые испытывали судьбу, настойчиво стремились к цели и были горды своей деятельностью.

Идя по коридору к своему лимузину, он наткнулся на склонившегося над горкой мусора седого негра, в одной руке которого был пакет для мусора, а в другой — совок. Это могло показаться излишним, но президент вежливо спросил его:
— А что вы делаете здесь?
Разогнув спину, уборщик внимательно посмотрел на президента и с чувством собственного достоинства, сквозившим в его голосе, ответил:
— То же, что и любой человек. Я работаю, чтобы сделать возможным полёт человека на Луну. Вот чем я здесь занимаюсь


Знаменитая прогулка сэра Гальтона

Однажды сэр Френсис Гальтон (1822–1911) решился на своеобразный эксперимент.
Прежде чем отправиться на свою ежедневную прогулку по улицам Лондона, он внушил себе: «Я — отвратительный человек, которого в Англии ненавидят все!» После того как он несколько минут концентрировался на этом убеждении, он отправился, как обычно, на прогулку. Впрочем, это только казалось, что всё шло как обычно. В действительности произошло следующее. На каждом шагу сэр Френсис ловил на себе презрительные и брезгливые взгляды прохожих. Многие отворачивались от него, и несколько раз в его адрес прозвучала грубая брань. В порту один из грузчиков, когда Гальтон проходил мимо него, так саданул учёного локтем, что тот плюхнулся в грязь. Казалось, враждебное отношение передалось даже животным. Когда он проходил мимо запряжённого жеребца, тот лягнул Гальтона в бедро так, что он опять повалился на землю. Гальтон пытался вызвать сочувствие у очевидцев, но, к своему изумлению, услышал, что люди принялись защищать животное.

Благоразумный сэр Френсис поспешил домой, не дожидаясь, пока его мысленный эксперимент приведёт к более серьезным последствиям.


Завоевание мира

Говорят, что в тот день, когда Александр стал повелителем мира, он закрылся в комнате и плакал.
Его военачальники были обеспокоены. Что случилось? Они никогда не видели, чтобы он плакал. Не таким он был человеком. Они были с ним в разных ситуациях: когда жизнь подвергалась большой опасности, когда смерть была очень близка, но никто не замечал на его лице следов отчаянья и безнадёжности. Он был примером мужества. Что же теперь случилось с ним, теперь, когда он победил, когда мир завоёван?

Они постучали, вошли и спросили:
— Что случилось, почему ты плачешь?
Он ответил:
— Теперь, когда я победил, я понял, что проиграл. Сейчас я нахожусь в том же месте, где и был, когда затеял это бессмысленное завоевание мира. Это стало ясно мне только теперь, потому что раньше я был в пути, у меня была цель. Сейчас мне некуда двигаться, некого завоевывать. Я чувствую внутри себя страшную пустоту. Я проиграл.
Александр умер в возрасте тридцати трёх лет. Когда его несли к месту погребения, его руки свободно болтались по сторонам носилок. Таково было его завещание: он хотел, чтобы все видели, что он уходит с пустыми руками.


Беседа ученых

Нильс Бор вместе с группой учёных, специалистов по квантовой механике, принёс теорию неопределённости ведущему физику страны — Альберту Эйнштейну. Учёные попросили его рассмотреть теорию и высказать возражения, если таковые возникнут.
Эйнштейн тщательно изучил её и не нашёл ни одной ошибки. (Теория неопределённости заключается в том, что в любой момент времени в океане Сознания есть определённое количество возможностей и вероятностей, но никому не дано знать, какая из них кристаллизуется в действие или мысль). Эйнштейн признал, что не нашёл в теории ни одного слабого места.

— Но, — сказал он, — эта теория означает, что проникнуть в будущее нет никакой возможности. Подразумевается, что Бог играет с Вселенной в кости. А с этим я никак не могу согласиться.
Этот ответ был вполне в духе Эйнштейна. Тогда Нильс Бор возразил ему:
— Бог не играет в кости с Вселенной. Нам может так казаться лишь потому, что мы не обладаем той полнотой информации, какая есть у Бога. Наша информация ограничена во времени, а в распоряжении Бога — вечность.

Самые разные притчи. © Андрей Якушев, 2001-2005

OSA
Активный участник
Активный участник
Сообщения: 53
Зарегистрирован: 26 дек 2008, 11:56

Сообщение OSA » 26 дек 2008, 18:20

Спасибо большое за огромнуюю подборку притч и метафор.
Смысл, который заключен в каждой из них, можно выразить словами. Но только с помощью притчи начинаеш понимать всю глубину этих простых слов... И как будто глаза открываются...

Одна из моих любимых притч:
Бизнесмен и рыбак
Как-то раз один бизнесмен стоял на пирсе в маленькой деревушке и наблюдал за рыбаком, сидящим в утлой лодочке, как тот поймал огромного тунца. Бизнесмен поздравил рыбака с удачей, и спросил, сколько времени требуется, чтобы поймать такую рыбу.
— Пару часов, не больше, — ответил рыбак.
— Почему же ты не остался в море дольше и не поймал ещё несколько таких рыбок? — удивился бизнесмен.
— Одной рыбы достаточно, чтобы моя семья прожила завтрашний день, — ответил тот.
— Но что же ты делаешь весь оставшийся день? — не унимался бизнесмен.
— Я сплю до обеда, затем иду на пару часов порыбачить, затем играю со своими детьми, после мы с моей женой устраиваем себе сиесту, затем я иду в деревеньку прогуляться, пью вечером вино и играю со своими друзьями на гитаре. Вы видите — я наслаждаюсь жизнью, — объяснил рыбак.
— Я — выпускник Гарварда, — сказал бизнесмен, — я помогу тебе, ты всё делаешь не так. Ты должен весь день рыбачить, и потом купить себе большую лодку.
— И что потом? — спросил рыбак.
— Потом ты будешь ловить ещё больше рыбы, и сможешь купить себе несколько лодок, даже кораблей, и в один прекрасный день у тебя будет целая флотилия.
— А потом?
— Потом, вместо того, чтобы продавать рыбу посреднику, ты будешь привозить рыбу прямо на фабрику, и увеличив прибыль, ты откроешь собственную фабрику.
— А потом?
— Потом ты оставишь эту богом забытую деревушку и переедешь в большой город, и, быть может, однажды ты сможешь открыть огромный офис и быть там директором.
— И сколько всё это займёт времени?
— Лет 15–20.
— И что же потом?
— А потом, — рассмеялся бизнесмен, — потом наступит самое приятное. Ты сможешь продать свою фирму за несколько миллионов и стать очень богатым.
— А потом?
— Потом ты сможешь перестать работать, ты переедешь в маленькую деревушку на побережье, будешь спать до обеда, немного рыбачить, играть с детьми, устраивать сиесту с женой, прогуливаться по деревне, пить вино по вечерам и играть со своими друзьями на гитаре…

Кризисный психолог
Психолог
Психолог
Сообщения: 977
Зарегистрирован: 19 янв 2007, 00:11
Откуда: Москва

Сообщение Кризисный психолог » 30 дек 2008, 01:49

Наш мир великолепен! Он полон ярких всевозможных красок. И вот среди всего этого многообразия цветов жила на свете маленькая серенькая букашка. Никто не замечал её, и она очень страдала от одиночества. Букашка очень много трудилась. Она одна могла победить полчища злой, вредной тли. Она помогала всему живому, но никто не ценил её усилия. Все другие насекомые очень гордились своими яркими цветами и не обращали на неё никакого внимания, а вредный колорадский жук всё время насмехался над ней.
Так жила маленькая букашечка и горевала: "Как же так! Бог такой мудрый, такой щедрый неужели он не даст немного красок и мне?"
Утром она проснулась от ласкового прикосновения. Это доброе солнышко гладило её своим лучиком и приговаривало:"Милое дитя, просто поверь в себя, в свои силы! Ты необыкновенная букашка, всё у тебя будет хорошо!"
Маленькая букашечка так обрадовалась, что её кто-то любит, что кто-то верит в неё, что с большим рвением приступила к работе. Она подумала: "Если я все листочки очищу от серой тли, то они станут зелёными, и тогда на их ярком фоне даже мой неприметный серенький окрас будет виден". Она так старалась! С каждым днём она работала всё больше. Листик за листиком, веточка за веточкой букашка очистила все деревья. Потом она огляделась, чтобы полюбоваться проделанной работой. Перед ней был красивый, чистый сад. И каждый листочек на дереве шелестел только для неё: "Спасибо, ты спасла нас! Ты подарила нам новую жизнь, ты самая лучшая!"
Маленькой серенькой букашечке ещё никто и никогда не говорил таких слов. Она была так поражена, что ... покраснела.
Теперь и все другие насекомые обратили внимание на яркую красную букашку. Она была так счастлива! Она просто сияла и излучала такое счастье, добро, радость, что все стали называть её "Божья коровка". Особенно она подружилась с детьми. И теперь всегда, когда люди берут её на руки и просят полететь на небо и исполнить их желание, она с радостью это делает, ведь она - "божья", и она точно знает, что каждый в жизни может получить всё, о чём мечтает, нужно просто поверить в себя!

Кризисный психолог
Психолог
Психолог
Сообщения: 977
Зарегистрирован: 19 янв 2007, 00:11
Откуда: Москва

Сообщение Кризисный психолог » 30 дек 2008, 01:54

«Могу тебе сказать одно, Ронхул: пока человек жив, ничего не пропало. Из любой ситуации всегда есть выход, причем не один, а несколько; и кто ты такой, чтобы оказаться первым человеческим существом во Вселенной, попавшим в действительно безвыходную ситуацию?!»
М.Фрай. «Гнезда химер»


«Человек прошептал: «Господи, поговори со мной» И запел луговой жаворонок. Но человек не слышал.
Поэтому человек воззвал: «Господи, поговори со мной» Удары молнии и грома прокатились по небу.
Но человек не слышал. Человек посмотрел вокруг и сказал: «Господи, дозволь мне видеть Тебя» и ярко заблестела звезда.
Но человек не видел. И человек закричал: «Господи, яви мне чудо». И родилась жизнь. Но человек не заметил.
В отчаянии взывал человек: «Коснись меня, Господи, дай мне знать, что Ты здесь». И тогда Господь коснулся его.
Но человек смахнул бабочку и пошел дальше». (Нил Доналд Уолш)

Кризисный психолог
Психолог
Психолог
Сообщения: 977
Зарегистрирован: 19 янв 2007, 00:11
Откуда: Москва

Сообщение Кризисный психолог » 30 дек 2008, 01:57

Едет человек в троллейбусе... Хмурый. И думает: "Вокруг одно быдло, начальник — кретин, жена — стерва".
За спиной ангел–хранитель с блокнотом и ручкой. Записывает: "Вокруг — быдло, начальник — кретин, жена — стерва". И в свою очередь думает: "Вроде было уже. И зачем ему это все время? Но раз заказывает — надо исполнять"

Кризисный психолог
Психолог
Психолог
Сообщения: 977
Зарегистрирован: 19 янв 2007, 00:11
Откуда: Москва

Сообщение Кризисный психолог » 30 дек 2008, 02:12

Сверчок в Нью - Йорке

Один американец шёл со своим другом-индейцем по людной улице Нью-Йорк Сити. Индеец внезапно воскликнул:
— Я слышу сверчка.
— Ты с ума сошёл, — ответил американец, окинув взором переполненную людьми в час пик центральную улицу города.
Повсюду сновали автомобили, работали строители, над головой летали самолёты.
— Но, я правда слышу сверчка, — настаивал индеец, двигаясь к цветочной клумбе, разбитой перед причудливым зданием какого-то учреждения.
Потом он нагнулся, раздвинул листья растений и показал своему другу сверчка, беспечно стрекочущего и радующегося жизни.
— Удивительно, — отозвался друг. — У тебя, должно быть, фантастический слух.
— Да нет. Всё зависит от того, на что ты настроен, — объяснил он.
— Мне трудно в это поверить, — сказал американец.
— Ну смотри, — сказал он и рассыпал по обочине тротуара пригоршню монет.
Тут же прохожие завертели головами и полезли в свои карманы проверить, не у них ли просыпались деньги.
— Видишь, — блеснули глаза индейца, — всё зависит от того, на что ты настроен.
(Дэйв Мориа)


Сергей Шепель
Свет в ночи. (притча)


Вы - свет мира. Не может укрыться город,
стоящий на верху горы. И, зажегши свечу,
не ставят ее под сосудом, но на подсвечнике,
и светит всем в доме. Так да светит свет
ваш пред людьми, чтобы они видели
ваши добрые дела и прославляли Отца
вашего Небесного. (Матф. 5. 14-16)


Одна женщина жаловалась соседке на подругу, обидевшую её. Соседка успокаивала её и уговаривала простить подругу.
- Простить? Да как же это? После того, что она мне сделала? Ведь она такая злая! Нет, зло нельзя прощать - сказала женщина. И вообще, почему я должна любить людей, не любящих меня, почему я должна делать добро, когда вокруг меня все обманывают, предают и делают пакости?
- Расскажу я тебе одну историю - говорит ей соседка.
-Жил на свете человек. И просил он матушку природу сделать так, чтобы по ночам было светло, чтобы свечек не зажигать, и чтобы зимой было тепло, чтобы печь не топить. Но Матушке природе виднее, что и как должно быть, поэтому не вняла она просьбам человека.
Рассердился на неё человек и решил: "Ах, ты так, да? Ну, тогда и я не буду по ночам зажигать свет и не буду им светить тебе. И зимой печь топить я тоже не буду, чтобы её теплом не греть тебя. Я даже дверь на улицу открывать буду, чтобы и в доме тепла не осталось, тогда посмотришь, как тебе холодно будет".
-Ну и дурак же - перебила женщина рассказ соседки - думал, что своим светом он светит природе, а своим теплом греет её в лютый мороз. Надменный болван! Да ведь это в первую очередь надо было ему самому. А она - матушка - сама о себе позаботится.
-Так почему же ты - спросила соседка - "делаешь тоже и самое"?
-"Я",- удивилась женщина?
-Да, ты. Почему ты тушишь свет" своей любви, когда вокруг тебя сгущается тьма, и почему ты не зажигаешь очага своего сердца, когда вокруг веет холодом людских сердец? Не лучше ли, чем сидеть в темноте и ждать пока кто-то посветит тебе, самой "зажечь свет" и посветить и себе и другим. Ведь тогда и ты сама увидишь путь, и возможно окружающие увидят его и пойдут по нему вместе с тобой рука об руку. И чем сидеть в холоде и ждать пока кто-то согреет тебя, не лучше ли разжечь очаг своего сердца и его теплом согреться самой и согреть сердца других людей, и тогда, глядишь, от их потеплевших сердец не будет веять таким холодом.


Морковь, яйцо или кофейное зернышко?

Молодая женщина пришла к своей матери и рассказала ей о своей тяжёлой жизни, о том, как ей приходится нелегко. Она не знала, как ей справляться со всем этим. Она хотела всё бросить и сдаться. Она устала бороться. Казалось, как только решается одна её проблема, тут же появляется другая.
Её мать отвела молодую женщину на кухню, и там наполнила водой три кастрюльки. В первую она положила несколько морковок, во вторую — яйцо, а в третью — немного молотых кофейных зёрен. Она подождала, пока вода в кастрюльках закипит и через несколько минут сняла их с огня. Мать вытащила из кастрюль морковь и яйцо и положила их в разные миски, а кофе вылила в чашку. Повернувшись к своей дочери, которая жаловалась на жизнь, спросила:
— Скажи мне, что ты видишь?
Дочь ответила:
— Несколько морковок, яйцо и кофе.
Мать подвела дочку поближе и попросила её попробовать морковь. Та попробовала и заметила, что морковь сварилась и стала мягкой. Мать попросила разбить яйцо. Дочь так и сделала. После того как его очистили от скорлупы, дочь увидела, что оно были сварены вкрутую. В конце концов, мать попросила попробовать кофе.
Дочь почувствовала насыщенный вкус, и спросила:
— Мама, а в чём смысл?
Её мать объяснила, что все три предмета подверглись одному и тому же испытанию — кипящей водой, но каждый из них реагировал на это по-своему: морковь была твёрдой и крепкой, однако, после того как попала в кипяток, стала мягкой. Внешняя скорлупа яйца защищала его внутреннее жидкое содержимое, но после кипения его внутренности стали твёрдыми. А молотые зёрна кофе, в свою очередь, после того как побывали в кипятке, изменили воду
— А теперь, скажи мне кто ты? — спросила мать у своей дочери. — Когда у тебя появляется какая-то трудность, что ты делаешь? Кто ты: морковь, яйцо или кофейное зёрнышко?
Подумай над этим таким образом: Кто же из них я? Я — морковь, которая кажется крепкой и сильной, но при встрече с болью и несчастьями, я падаю духом и становлюсь мягкой и теряю свою силу?
Я — яйцо с мягким сердцем, но которое при нагревании изменяется? У меня добрая и мягкая душа, но после горя, нервного срыва или при финансовых трудностях или других испытаниях я становлюсь твёрдой и жёсткой? Моя скорлупа выглядит также, но внутри я черства, с суровым характером и жестоким сердцем?
Или же я — кофейное зёрнышко? Когда вода нагревается, зерно отдаёт свой запах и вкус. Если я похожа на зерно, то когда всё очень плохо и у меня большие трудности, я становлюсь другой и меняю ситуацию вокруг себя.


Стакан в вытянутой руке

Профессор начал свой урок с того, что взял в руку стакан с небольшим количеством воды. Он поднял его таким образом, чтобы все его увидели, и спросил студентов:
— Как вы думаете, сколько весит этот стакан?
— 50 грамм, 100 грамм, 125 грамм, — отвечали студенты.
— Я действительно не узнаю, пока не взвешу его, — сказал профессор, — но мой вопрос таков: что бы произошло, если я бы его держал, как сейчас, в течение нескольких минут?
— Ничего, — сказали студенты.
— Хорошо, а что бы случилось, если я бы его держал, как сейчас, в течение часа? — спросил профессор.
— Ваша рука начала бы болеть, — сказал один из студентов.
— Вы правы, ну а что бы произошло, если бы я его держал весь день?
— Ваша рука бы онемела, у вас было бы сильное мышечное расстройство и паралич, и на всякий случай пришлось бы поехать в больницу.
— Очень хорошо. Но пока мы тут обсуждали, изменился ли вес стакана? — спросил профессор.
— Нет.
— А что же заставляет болеть руку и вызывает мышечное расстройство?
Студенты были озадачены.
— Что мне надо сделать, чтобы всё это исправить? — снова спросил профессор.
— Поставьте стакан, — сказал один из студентов.
— Точно! — сказал профессор. — С жизненными проблемами всегда так. Только подумай о них несколько минут и они с тобой. Подумай о них подольше, и они начнут зудеть. Если думать ещё дольше, они тебя парализуют. Ты ничего не сможешь сделать.
Важно думать о проблемах в жизни, но ещё важней уметь отложить их: на конец рабочего дня, на следующий день. Так ты не устаёшь, просыпаешься каждый день свежий и сильный. И ты можешь управлять любой проблемой, любого рода вызовом, идущим с тобой по пути.


Вернуться в «Рецепты, методики и полезная информация»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость