Это интересно

Оч-чень философский раздел! Все психологические и духовные теории о любви и отношениях - сюда
Ответить
Надежда_

Это интересно

Сообщение Надежда_ »

 
Предлагаю размещать здесь найденные в Inete или других источниках статьи на тему любви и брака и обсуждать их.

Вот пример одной статьи:

Газета "Жизнь", выпуск от 20.12.06

Лекарство от любви

Совершенно невозможно представить жизнь человечества без любви. Древние греки дали любви три определения: эрос, филос и агапэ.

Эрос – любовь чувственная, филос – любовь-дружба, любовь-познание, наконец, высшее проявление любви – агапэ, такую любовь дарила Мать Тереза.

Мы хоть и стремимся к божественному совершенству, но чаще всего подвержены любви-эросу. Это у нее «как у пташки крылья», это она «нечаянно нагрянет», это от нее «до ненависти один шаг», и «…зла, полюбишь и козла» – тоже она!
Как только не стараются препарировать любовь наши ученые-современники: и гормональным сдвигом называют, и биохимию любви вычисляют. А главное, всем консилиумом в один голос заявляют – «любовь – состояние ненормальное»!
Когда в это «ненормальное» состояние взаимно впадают двое людей, то никакого чувства, кроме самой белой зависти, у окружающих они не вызывают. Другое дело, если любовь безответная, приносящая муки и страдания. Состояние, когда на объекте обожания «сошелся клином белый свет», а он нос воротит, манипулирует, издевается даже, надо… лечить!
Страдание
Наркоманическая любовь – именно таким термином обозначают психологи и психиатры годами длящуюся зависимость от отношений.
Признаки наркоманической любви:
- отсутствие внутренней свободы, постоянное ожидание звонка, встречи, все мысли сосредоточены только на объекте любви;
- моменты радости и счастья кратковременны, в отношениях доминируют негативные эмоции: тревога, злость, беспокойство, страхи, неуверенность, сомнения, ревность, раздражение по отношению к «любимому»;
- стремление заслужить любовь, угодить любимому, при этом ничего не получая взамен, обиды проглатываются, измены прощаются;
- зависимый хватается за любимого, как за соломинку: «я не могу без него жить», «он один может сделать меня счастливым», «это мой крест»;
- любовные отношения носят кратковременный характер (до года), после чего прерываются; дальнейшие встречи случаются эпизодически, а зависимый годами продолжает страдать от «любви»;
после прекращения отношений возникает чувство злости, желание отомстить объекту любви или даже другим мужчинам (женщинам) за все те страдания, которые принесла «любовь»;
- невозможность завязать новые отношения: все другие люди кажутся «не такими», хуже, зависимый уходит в себя;
- в результате страдающий от наркоманической любви зарабатывает себе неврозы, живет в постоянном стрессе, уходит в глубокую депрессию, подумывает о самоубийстве.
Лечение
Выть, скулить, давиться слезами, зарывшись под одеяло, можно годами, даже десятилетиями. За это время настоящая жизнь пройдет мимо. Даже «любимый» вернется лет через …дцать, а через 2 3 месяца (в лучшем случае!) счастья вдруг окажется, что он вам вовсе не нужен! Так что лечить зависимость нужно прямо сейчас, ибо болезнь эта так же коварна и опасна, как алкоголизм и наркомания.
Этап 1. Прежде всего необходимо снять острое состояние. Самостоятельно с этим справиться крайне сложно. Лучше всего обратиться к специалисту: психологу или психотерапевту. Он поможет разобраться в проблеме и пропишет в случае необходимости препараты, снимающие депрессию.
Этап 2. После того как острое патологическое состояние снято, необходимо добиться стойкой ремиссии. Здесь все методы хороши: психологические тренинги, направленные на повышение самооценки, спорт, новые хобби.
Этап 3. Как и при лечении наркомании или алкоголизма, избавление от любовной зависимости не обходится без групповой терапии. Когда окружающие понимают тебя, когда есть с кем поделиться проблемой, жить становится значительно веселее и легче.
В крупных городах России уже несколько лет работают группы «анонимных созависимых», функционирующие по тому же принципу, что и группы «анонимных алкоголиков».
Найдите такую группу в своем городе или в крайнем случае вступите в переписку с куратором одной из столичных групп.
Адреса можно найти в Интернете или спросить у специалистов, занимающихся параллельными зависимостями (алкоголизм, наркомания).
Комментарий психолога
Психолог, руководитель Центра психологической поддержки бизнеса и семьи «5 Да!» Марина Морозова.
– Около 50 % всех любовных историй – это истории любовной зависимости. Бытующее мнение о том, что в зависимую ситуацию попадают в основном женщины, не верно. Мужчины страдают также, просто они реже обращаются к специалистам.
Любому человеку трудно признать, что он впал в любовную зависимость, а уж самостоятельно справиться с такой ситуацией под силу единицам. Каждый думает, что лично его посетила неземная, вселенская любовь.
– Любовная зависимость формируется в 3 этапа: сначала приходит эйфория, когда «крылья вырастают». После этого отношения переходят в стадию «манипулятор-зависимый», основные же проблемы приходят на третьей стадии, когда реальные отношения прекратились. Зависимый переживает психологическую «ломку».
– Лично я против применения медикаментозных методов лечения «любви». Человек, подверженный любовной зависимости, находится в зоне риска любых других зависимостей: пищевой, наркотической, алкогольной. При использовании медикаментов велика вероятность не вылечить, а сменить «объект» зависимости. Лечение направлено на повышение самооценки. Для этого используют психологические тренинги, психотехники, дыхательные гимнастики.


Диагностика семейных отношений
Гость

"Поверить в себя". (из бесед Антония Сурожского)

Сообщение Гость »

 
Поверить в себя

Отрывки из бесед Митрополита Сурожского Антония "Пути христианской жизни"

(Статья взята с сайта "Психология любви. Психолог Василий Поздняков", раздел "Православие о психологии и любви; духовенство о любви")

Тема о вере Бога в человека не так часто является темой разговора, размышления, а вместе с тем это такая потрясающая тема! Бог вызвал нас всех, все человечество, из небытия. Каждого из нас Он из того же небытия вызывает к существованию; без Его воли не рождается никто, и поэтому с первого момента нашего существования между Богом и нами очень глубокая связь. Он нас позвал — мы встали перед Ним; Он произнес слово, которое оказалось силой, приведшей нас к бытию. И, может быть, стоит задуматься над тем, что в книге Откровения нам сказано, как в конце времен, после Второго пришествия Господня каждый из нас получит имя, которое знают только Бог и тот, кто это имя получает. Не означает ли это имя, неизвестное больше никому, что каждый из нас для Бога — единственный, неповторимый и что отношение с Богом каждого из нас абсолютно неповторимо, ни с чем не сравнимо; что человечество является как бы все нарастающей, громадной и дивной мозаикой, где каждый из нас представляет собой один камушек, — но камушек, на котором держится вся мозаика? Вынь один из них — начинает расшатываться все здание, все мироздание... И каждого из нас Бог творит, вызывает к бытию по невыразимой и, по-человечески говоря, непонятной любви к нам. Непонятной, потому что Он знает, каковы мы; мы и сами знаем, как мы неотзывчивы на любовь — и на человеческую, и еще больше на Божественную. И Бог каждого из нас вызывает к бытию для того, чтобы мы вступили в таинство взаимной с Ним любви. Он является для всего мироздания Женихом, и каждая человеческая душа является как бы невестой. И Он свободно вызывает к бытию каждого из нас, как бы веря в то, что мы не обманем Его ожиданий.

* Как возможно, что Бог нас создал, поверив, что Его творческий акт будет не напрасен, что в конечном итоге мы, может быть, и оправдаем его? Я говорю "может быть", потому что это зависит от нас, а не только от Бога. Бог вызывает нас к бытию, Бог нам дает свободу, без которой нет любви, Бог открывается нам, по мере того как мы оказываемся способными Его воспринять, открывается нам со всей Своей глубиной. А открыться — это значит стать уязвимым, открыться доверчиво другому существу значит отдаться в его власть. И, действительно, когда Бог нам предлагает Свою любовь, а мы — может быть, не словами, но всей жизнью — от этой любви отрекаемся, разве мы не готовим распятие Господа, не соучаствуем в нем?

* В предисловии к рассказу о своем житии протопоп Аввакум так представляет сотворение мира (я цитирую не дословно, но точно передаю мысль). И сказал Отец: Сыне, сотворим человека ... И Сын ответил: Сотворим его, Отче ... И Отец сказал: Но он падет, и Тебе придется стать человеком и умереть ради его спасения ... И Сын ответил: Да будет так, Отче!.. И Бог сотворил человека. В Своем предведении, в Своей предвечной мудрости Бог знал все, что будет, но и перед этим не остановилась Его любовь, но и этим не было сокрушена Его вера в нас, потому что Он никого и ничего не создавал для погибели. Об этом нам следовало бы думать иногда более глубоко, чем мы думаем. Призывая нас к бытию, Бог изъявил Свою веру в человека. И каждый из нас может задуматься над тем, что это значит для него лично, по отношению к самому себе, и что это значит по отношению к тому, как люди друг на друга смотрят, каковы наши взаимные отношения.

* Бог стал человеком. Посмотри в эти ясли: там лежит беспомощный Ребенок, Младенец, Который зависит всецело от того, что над Ним совершат, что Ему сделают. Бог во всем Своем могуществе, во всей Своей славе предлежит перед нами в образе бессильного, хрупкого, от нас до конца зависящего Ребенка, — уязвимого, Который над Собой не имеет власти.

* А что над Ним будет сделано — мы знаем. Божией Матерью Он принят; Она стала святилищем храма. Святое святых и Она теперь стали одно и то же. Она является местом пребывания Всесвятого Бога, пришедшего плотью, — плотью, которая вся пронизана Божеством. Иосиф в смущении, в колебании боролся с самим собой, до момента, когда ангел ему открыл тайну воплощения. Мудрецы шли, шли за звездой, которая их вела, как говорит церковная песнь, к Солнцу правды, к Божественному сиянию. И в Нем они каким-то непостижимым для нас образом узнали человека, обреченного на смерть, Бога, пришедшего плотью, и Царя, Который лежит беззащитный в яслях, отвергнутый всеми в той деревне, где Пречистая Дева и Иосиф искали себе пристанище. Пастухи с чистым сердцем пришли по свидетельству ангелов и поклонились Ему; но уже в ту ночь началось Его отвержение. Как ответило человечество, как ответил каждый человек на Его воплощение? Пречистая Дева стучалась в каждую дверь, ища пристанища, где родить Своего Сына, и каждая дверь захлопывалась перед Ее лицом: мы здесь своей семьей собраны, чужие нам не нужны! Нам здесь тепло, нам здесь хорошо, мы друг с другом близки; уходите, чужаки!... И в это же время Ирод, боясь, что родился в эту ночь ему соперник в царстве земном, готовил смерть Того, о Котором он знал, что Он — Царь Израилев. Воины готовились: четырнадцать тысяч детей было избито в вифлеемской области в поисках Единственного, Кого хотели убить и Кого Бог уберег от человеческой неверности, злобы. Первыми мучениками были чистые младенцы, ничем сами не провинившиеся, убитые за Христа. Вот два ответа, которые земля сразу с первого же мгновения дала любви Божией. Как же может Бог верить в нас?..

* И Он верит. Он не перестал творить, Он не перестал вызывать к бытию новых и новых людей. Вера Божия нам не может быть понятна. Глядя на самих себя, глядя на историю мира, мы не можем понять, как может Бог верить в человека. Как сказал один русский священник во Франции, отец Евграф Ковалевский: когда Бог взирает на любого из нас, Он может не видеть наших добродетелей, которых нет, но Он видит отражение Своего Образа, который ничто не может разрушить... Каждый из нас является освященной иконой — раненой, обезображенной, но каждый остается и святыней, и образом Божиим. И задача нашей жизни — вглядеться во все то, что в этой иконе уцелело, и эту икону обновить, как бы реставрировать.

* Если Бог так в нас мог поверить, то мы должны верить в себя, но не в свои человеческие силы, не в свои способности. Мы не должны быть ослепленными теми кажущимися нам драгоценными качествами, которые у нас есть, качествами ума, воли, творчества; мы должны быть внимательны к тому сокровенному сердца человеку, который является тайной нашей. Святой Ефрем Сирин говорит, что, когда Бог творит человека, Он вкладывает в глубины его все Царство Божие, и задача жизни в том, чтобы копать глубже, пока не найдешь это сокровище. Мы обязаны верить в себя, потому что Бог в нас верит. Мы обязаны искать в себе то, что Божие, — не только то, что Ему принадлежит; все Ему принадлежит по праву, — но искать в себе все то, что нас делает родными Ему, сродняет с Ним, уподобляет нас Ему, делает нас на Него похожими. А для этого мы должны научиться вчитываться в Священное Писание Евангельское, искать, что в этом Писании вызывает в нас трепет, восторг, радость, на что мы отзываемся, говоря: Боже, как это прекрасно! Как это истинно! Как это светло!.. Потому что, когда мы так можем отозваться на то или другое евангельское сказание, это значит, что Бог и мы — в гармонии, что мы душевно одно, что тут мы коснулись нашего подобия с Ним, и Он нам подобен. Мы коснулись Его человечества и узнали в Нем себя, но — в чистоте, во славе, в красоте, в истине. И когда мы это находим, мы не смеем больше поступать иначе как в послушании этому откровению. И только тогда мы можем понять слова Спасителя о том, что мы должны любить ближнего, как самого себя, именно как самого себя. Мы должны любить самого себя; но не того эмпирического человека, которым мы являемся: самолюбивого, глупого, тщеславного и т. д., а любить того человека, который заложен в глубины наши как возможность и как призвание. Мы должны искать в себе этого человека, мы должны найти в себе этого человека, его беречь, как Божия Матерь берегла Спасителя, когда Он лежал в яслях, как Она Его хранила, когда Он был Младенцем, как Она Его защищала, когда Он был Ребенком. Вот как мы должны отнестись к тому, что мы представляем. Этого человека мы должны любить, и любить жертвенно, потому что мы знаем из Евангелия, что ни у кого нет большей любви, как у того, кто жизнь свою готов отдать за любимого. "Жизнь отдать" значит быть готовым пожертвовать всем для того, чтобы тот жил, кого мы любим. Не совпадает ли это с тем, что мы исповедуем при крещении, когда мы вслушиваемся в слова апостола Павла к римлянам о том, что мы умираем с Христом для того, чтобы воскреснуть с Ним, что в нас должно умереть, то есть превратиться в прах всё, что мешает нам стать образом Божиим во славе, во всей красоте, к которой мы призваны. Поэтому вера в человека нас обязывает, она не дает нам права жить небрежно под тем предлогом, что Бог в нас верит, так же как не имеем мы права жить безответственно по отношению к человеку, который нам доверяет, нас любит, который в нас верит. Но если Бог может верить в нас, то мы имеем не только право, — мы обязаны верить в себя и верить друг во друга, потому что то, что относится к одному человеку, к каждому из нас, относится одновременно и ко всем нам в целости и в отдельности. На этом должно строиться человеческое общество, которое называется Церковью, являющееся зачатком человечества в целом, каким оно должно стать.

* Мы постоянно делаем попытки к исправлению, мы постоянно стараемся быть успешными в том или другом и постоянно возвращаемся к прошлому. Если мы задумаемся над собственными нашими исповедями: сколько раз мы приходим, исповедуем одни и те же грехи, уходим с чувством облегчения, что мы хоть высказали себя, выразили свой стыд или свое горе, уходим с намерением что-то совершить и через самое короткое время возвращаемся на исповедь с теми же грехами. Почему это так происходит? Когда мы читаем жития святых, мы не видим, чтобы они ходили на исповедь раз за разом. Мы видим, что человек, который прожил каким-то образом недостойно собственного человечества, не говоря уже о Боге, вдруг видит себя, какой он есть, видит себя с ужасом, потому что осознает, что, какой он есть, он не имеет права себя даже человеком называть, а когда он станет перед Богом — что сможет он сказать в свое оправдание? Признаться в том, что он даже не был человеком, мало... И вот, человек, который себя увидел с такой яркостью, с такой силой, может перемениться, потому что человек, себя так увидевший, себя увидел в смертной опасности, увидел, что в нем не жизнь, а смерть качествует, действует, что он физически еще не труп — но что он уже мертвец... Из житий мы видим многих святых, которые в какой-то день под чьим-нибудь влиянием, либо вглядываясь в образ другого человека, либо по каким-нибудь обстоятельствам, вдруг себя увидели и, увидев это, поняли, что таким быть нельзя, невозможно быть и оставаться таким.

* Если мы эти мысли перенесем на то, что я говорил раньше, то вдруг вместо отчаяния может загореться надежда, — надежда, которая основана не на том, что мы воображаем, будто мы можем сделать усилие, перемениться, и все будет хорошо; мы знаем на опыте, сколько раз мы хотели, мечтали — и ничего не осуществили. Надежда может загореться совершенно неблекнущая, надежда, которой ничто не может уничтожить: потому что Бог нас знает, какими мы являемся, какие мы есть, и вместе с этим Он не только нас любит, — Он в нас верит. Любить можно даже без надежды. Сколько матерей любят своих детей развратных, наркоманов, убийц: в этом говорит их материнское сердце, но это человека не всегда облагораживает или меняет. Для того чтобы человека переменить, надо ему доказать каким-то образом, что в него продолжают верить. И вот то, что я говорил раньше, к этому относится: Бог в нас верит, и мы имеем данные быть убежденными в этом, верить в Божию веру в нас. Я уже говорил, что Бог не мог бы нас сотворить, не веря в нас, Он не мог бы нам дать все то, что Он нам дал — и тело, и ум, и сердце, и волю, и обстоятельства нашей жизни, и прошлое, и будущее — без веры в нас. Но сверх того мы знаем: Он нас сотворил, зная, что с нами случится, сотворил Он нас, зная к тому же, чтo с Ним случится в результате этого "безумного" творческого акта и "безумного" дара свободы человеку. Я говорю "безумного" — это не кощунство. Апостол Павел говорит о безумии креста, о его тайне сверх всякого разумения; это поступок, который никак не укладывается в разумные расчеты, какие мы ведем. И потому что в нас верит Бог и какие-то люди вокруг нас вместе с Богом в нас верят, мы можем надеяться. Мы можем начать жить их верой в нас, и мы можем надеяться, что в конечном итоге вера Божия и вера людей, которые нас любят, оправдается. Как, в какой мере, каким образом в конечном итоге — мы этого сказать не можем. Потому что мы понимаем, что дело не в том, чтобы нам простились наши грехи, дело в том, чтобы мы стали другими людьми, новой тварью, о которой говорит Новый Завет. И потому что в нас верит Бог, потому что какие-то люди, наученные Богом, кому Бог дал зрячие глаза, в нас верят, мы можем надеяться и верить в себя.

* Христос не только нас зовет к жизни, Он нам сказал сам о Себе: Я путь, Я истина, Я жизнь... Значит, мы можем на все надеяться; на все — но не пассивно. Надо искать в себе самих этот образ Божий, надо расчищать путь Богу. Помните слова Иоанна Крестителя: сделайте прямыми стези его... — это от нас зависит. Ко мне приходят много людей, и большей частью проблема человека не в том, что он не верит в Бога, а в том, что он не верит в себя. Он не видит никакой ценности в себе, он не видит смысла в себе. И если только удается ему передать то, что я, полуслепой, невосприимчивый, тупой, недуховный, могу, несмотря на все это, видеть в нем образ Божий, что я могу веровать в него, то это может играть решающую роль. И эту роль мы можем играть по отношению друг ко другу, каждый для каждого. Иногда это принимает очень простую форму, когда человеку говоришь: Ты себя не видишь, а вот я вижу в тебе. Я вижу ум, я вижу сердце, я вижу столько других свойств... А когда человек возражает: Но я их не вижу! — мы можем ответить, как святой Тихон Задонский писал одному священнику: когда тебя люди хвалят, не отрекайся, потому что к тем добродетелям, которых у тебя еще нет, они прибавят и смирение, которого совсем в тебе нет; но старайся стать таким, каким они тебя видят; ведь они так говорят, потому что они в тебе прозрели то, что потаенно в тебе есть... Конечно, речь не идет о тех людях, которые лицемеры, обманывают людей, представляются перед ними, а о тех людях, которые — да, несовершенные, но в ком есть зачаточно совершенство и богоподобная красота.

* И надо тоже помнить, что это совместимо со всеми формами жизни. Люди часто читают писания святых отцов, особенно аскетов, пустынников, и стараются внутренне воспринять то, что они говорят, и потом видят, что не могут внешне жить так, чтобы внутреннее соответствовало внешним обстоятельствам. Как жить полнотой духовной жизни при ограниченности возможностей эту жизнь осуществить, сделать конкретной, реальной? Я думаю, что тут мы делаем большую ошибку. Мы стараемся перенести из одной обстановки в другую правила жизни, стараемся перенести форму, не поняв содержания. Если читать отцов, то мы можем видеть, как они жили, что они думали, каковы были их чувства. И мы можем научиться тем чувствам, которые жили в них, которые пронизывали их ум, определяли их жизнь, и поставить перед собой вопрос: да, в очень малой, может быть, но в какой-то мере и я Бога люблю, Бога знаю, хочу Богу следовать. Что я могу сделать под этим руководством? Как я могу перевести на язык современности и на язык моей частной жизни, обстоятельств, в которых я живу, те абсолютные правила, которые мне представлены словом или примером?

* И тут надо научиться здоровому, реалистичному смирению. Мы потому часто не умудряемся сделать должное, что вместо того, чтобы начать с победы над малым, хотим взяться за великое. А Евангелие нам ясно говорит: кто был верен в малом, тот будет и над большим поставлен...

* Таким образом, в основе всего нам надо воспринять Божию веру в нас, нам надо друг другу показывать, проявлять нашу взаимную веру друг во друга, надо из этого научиться верить в себя и надеяться на все. Но верить в себя разумно, верить в себя с радостью, верить в себя творчески. Эта вера, которая начинается с момента, когда мы говорим: этому и поверить невозможно, но по Твоему слову я это воспринимаю... Глядя на себя, я убежден, что в меня верить нельзя; но раз Ты в меня веришь, я с благодарностью Твою веру воспринимаю... Из этого рождается надежда, которая, как я уже сказал, не бывает посрамляема. А из этого когда-нибудь может родиться любовь к Богу, любовь к ближнему, который в нас поверил, и может разгореться здоровая, настоящая любовь к самому себе: способность возлюбить в себе богоданную красоту, возлюбить в себе тот образ Божий, который так прекрасен — и который нами самими и другими людьми и обстоятельствами бывает так изуродован.

* Как мы важны, как мы значительны друг для друга! Ведь мы можем пережить эту тайну веры только через другого человека. Надо очень созреть духовно, чтобы воспринимать веру Божию непосредственно; но так просто с ликующим изумлением увидеть, что в нас верит наш ближний; что он не ждет, чтобы мы стали совершенны, что он не ждет, чтобы образ Божий сиял из нас, что он верит в потаенное, в невидимое, с большей силой, чем верит своим глазам. Это опыт, который в разных обстоятельствах можно иметь, в частности, конечно, в отношениях каждого из нас с каждым из окружающих. Но и в другой области: в общении с преступниками, когда кажется, что ничего в этом человеке нет, кроме зла — и вдруг обнаруживаешь, что за порой очень толстой, окаменелой корой бьется живое сердце. Только скажи ему о вере — не о вере в Бога, а о вере в человека, он сможет дрогнуть, он может ожить.

* Если поставить себе вопрос о том, в чем сущность евангельского делания, в чем его абсолютная радикальность: думаю, в любви и ни в чем другом; но в любви предельной и радикальной. Не в такой любви, которая обращена на любимых и оставляет в стороне других, не в такой любви, которая все сводит к себе самому. В этом смысле любовь евангельская начинается с того, чтобы ставить под вопрос все формы нашей любви, — причем во всех категориях, потому что можно любить родительской, брачной, дружеской любовью разрушительно. Дальше, если думать, как Христос нас любит: Его любовь нас оставляет до конца свободными. То есть Он берет на Себя, по любви к нам, все последствия этой любви: потому что Он любит, Он делается до конца уязвимым, и, как агнец пред стригущим его безгласен, так Он не отверзал уст Своих — это слова из Исайи, повторяемые на проскомидии. Ни словом не протестует: делайте со Мной, что хотите, — Я вас достаточно для этого люблю... Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих... причем "друг" в сильном смысле слова, то есть не приятель, не знакомый, а тот, который как бы мой "другой я сам"; это видение другого в таком соотношении с собой, что всё, составляющее его судьбу — и моя судьба, со всеми последствиями: и положительными (это не проблема), и отрицательными.

* Для того, чтобы этого достичь, надо действительно отрешиться от себя и забыть себя. Забыть себя, когда кого-нибудь любишь естественно — уже нелегко, потому что и тут себя вспоминаешь. Но когда естественно сердце не влечет к кому-нибудь, забыть себя очень трудно. Это какая-то основная справедливость; не та справедливость, когда мы думаем, что каждый должен получить равную долю чего-либо или что должно быть возмездие или награда за те или другие поступки. Нет, признание другого человека, как он есть, с его собственной судьбой, с его будущим, с его вечным призванием, то есть независимо от меня: он не существует только по отношению ко мне, он существует по отношению к себе, к Богу, Которого он, может, не знает, к целому миру, в котором он себе не отдает отчета.

* И вот здесь любовь Христова делается такой требовательной и страшной, потому что, в конечном итоге, любовь, о которой говорит Христос, это, по словам Феофана Затворника, самоубийство. Епископ Феофан говорит, что никто не может без помощи Божией на себя поднять руку так, как того требует христианская любовь, то есть отречься от себя до такой степени, чтобы, в конечном итоге, себя не помнить, а помнить только другого. Об этом можно было бы еще многое сказать, но по существу это — сердцевина Евангелия, наше уподобление Богу, путь, которым мы приобщаемся Ему, путь, который нам отрыт Богом к брату, к ближнему, к добрым и злым, к своим и чужим, и т. д. И это возможно в любых условиях, причем радикальность может быть одинаковая у монаха в общине, у пустынника или просто у человека, живущего в миру. И общинная жизнь, будь то монастырская или мирская, — отчасти необходимая подготовка. Никогда в традиции монашества не пускали человека на одинокое житье, раньше чем не удостоверились, что он достиг любви и смирения, потому что если он не достиг их, то когда он будет один, без проверки, он будет жить в прелести. Очень легко любить весь мир, когда его нет; очень легко чувствовать смирение, когда никто тебя не унижает.

* Конечно, есть в Добротолюбии вещи, которые трудно осуществимы без организованного аскетизма; но, как Григорий Сковорода говорил, замечательно устроено в жизни то, что все сложное ненужно и все нужное несложно. В этом тоже правда есть, потому что цель или даже форма христианской жизни не в том, чтобы жить так или эдак, а в том, чтобы жить одной самозабвенной, пламенеющей, причем не своей, а Божией любовью.

* Все Евангелие осуществимо в жизни, в обыкновенной мирской жизни; только не надо пробовать жить в миру, будто ты живешь в пустыне или будто ты живешь в монастыре, потому что тогда получается не следование Христу, а обезьянничанье с какого-то образца. Думаю, все мы это делаем в какой-то момент жизни; мы вдруг решаем быть пустынником или чем-то вроде, и стараемся себя подогнать или жизнь подогнать под это. Но это не нужно. Я знаю, есть в Русской Церкви традиция тайного монашества. Тайное монашество тем характерно, что вы не живете внешне так, как жили бы в монастыре или в пустыне, но всё, что составляет монашество, а именно: устойчивость, стояние перед Богом и монашеские обеты — должно быть осуществлено. Кто-то из отцов пустыни говорил, что в келье можно оставаться безбедно, только если ты весь живешь под собственной кожей; если ты сердцем хоть на вершок вне себя — келья невыносима, потому что ты будешь разбиваться о всякую стену. В этом разница между тюремной одиночной камерой и кельей: человек, который находится в одиночной камере, рвется наружу; человек, который уходит в келью, кого допустили до этого, рвется внутрь, вглубь — и это совершенно другой строй. Совершенно не нужно искать Бога где-то, потому что если Его не найти внутри себя, Его не найти и вне себя. И в момент, когда вы это обнаружили, тогда, в сущности, не так важно, где вы: на базарной ли площади или в келье; если вы внутри себя, то вы только внутри себя. Может быть, телесно вы передвигаетесь, но всем бытием вы просто предстоите перед Богом.

* Человек, словами Иринея Лионского — нечто очень великое. Он говорит, что слава Божия, то есть сияние Божие — это человек до конца живой. Человек, пронизанный полнотой жизни, которая от Бога — и есть слава Божия, Его сияние и прославление. Древний писатель сказал, что познать людей — это знак мудрости; но знак предельной мудрости — познать самого себя. И мы должны вглядеться в жизнь не поверхностно, а глубоко. Я часто употребляю это выражение "жить глубоко", "вглядываться вглубь вещей", и недавно мне был поставлен — с укором — вопрос: что это значит? Не пустое ли это слово? Не легкое ли это слово? Что в этом слове содержится, что под ним кроется?..

* Основной грех наш, основная наша греховность в том, что мы скользим по поверхности вещей. Это сказывается в том, как мы относимся к событиям, — самым простым или самым значительным событиям мировой жизни. Мы на них смотрим только с одной точки зрения: как они отразятся на моей личной жизни? что со мной будет?.. Это поверхностно. В центре истории мира стоит Христос; вся история мира, и в великом, и в том, что нам кажется незначительным, — это борьба правды Божией с неправдой человеческой; это время, когда Господь прокладывает Свой путь к каждой отдельной душе, прокладывает Свой путь к совершению, к завершению истории, к тому времени, когда свет восторжествует над тьмой, правда над неправдой, жизнь над смертью, добро над злом. А мы на все смотрим, словно все, будь то малое, будь то великое, сводиться к одному: что со мной будет?.. В какие-то созерцательные моменты мы поднимаемся над этим состоянием, задумываясь шире, чем наш собственный малый горизонт, но ненадолго...

* В наших отношениях с людьми та же самая поверхностность; как редко в нас хватает мужества, чтобы встретить человека лицом к лицу. Отец Лев Жилле в одной из своих книг пишет: как нерешительно мы смотрим друг другу в глаза!.. И он это объясняет тем, что когда ты смотришь кому-нибудь в глаза, через свой взор ты открываешь и ему глубины своей души. И этого мы боимся больше всего: как бы кто не заглянул в те глубины, в которые мы сами боимся заглянуть, от которых мы отворачиваемся — не потому, что они содержат в себе столько зла, а потому, что нам страшно то, что там можно найти. И когда мы слушаем друг друга, когда мы скользим взором по чужому лицу — как редко мы это делаем с желанием услышать и увидеть. Потому что услышать по-настоящему — это значит не только на мгновение, но навсегда с этим человеком встретиться. По русскому присловью, встречаются раз, но навсегда. Когда мы встретили человека всерьез, глубоко, то это действительно на всю жизнь, даже если мы никогда больше не встретимся. Мы наложили печать на человека, и он наложил на нас печать, и этой печати не снять. И это бывает страшно; страшно бывает задать вопрос и услышать ответственно, по-настоящему ответ, потому что в этом ответе не только слова, в этом ответе порой крик отчаянного человека, в его голосе раскрывается его нутро; и там мы можем встретить больше, чем способны понести. Не только ненависть, не только зло нам страшны, нам страшна бывает и любовь: как справиться с человеческой любовью? Как справиться со всем тем, что живет в человеке, что в нем бурлит, что представляет собой человека в становлении, человека, несущего в себе хаос, из которого Господь вызывает все возможности? Страшно... Мы хаоса боимся, мы всегда стараемся хаос искусственно упорядочить: если бы только можно было заморозить море, чтобы не было волн!.. Так мы относимся к той буре, которая бывает в человек — благодатной буре, или бесовской, или просто человеческой, многострадальной, творческой буре... Как редко мы умеем слушать так, чтобы услышать и отозваться всем существом, каков бы ни был риск, чего бы это не могло нам стоить... Больше частью мы очень осторожны: слушаем так, чтобы выбрать то, на что мы готовы отозваться, и оставить в стороне все прочее. А это "прочее" именно и составляет жизнь другого человека; то же, что мы с этого человека собираем, как ягоды с куста, это то, чем мы можем воспользоваться, или что не может нас испугать, никаким образом не может, как нам кажется, нам повредить.

* И так же мы относимся к самим себе: как легко жить на поверхности нашей жизни; как легко прожить, переходя от одной заботы к другой, от одного дела к другому, от одной встречи к другой, от книги к газете, от разговора к хозяйственным занятиям. И никогда мы не оказываемся лицом к лицу с самими собой; или так редко... А когда это бывает, становится порой так страшно: что будет, если я открою эту дверь? Что за ней кроется?.. Мы все знаем, чувствуем, что под поверхностью есть тайна, что в этих глубинах кроется вся наша судьба, и боимся заглянуть туда. Перед исповедью мы заглядываем в какую-то относительную глубину; мы стараемся определить, что в нас есть дурного, позорного. Но это все — в плане наших отношений с Богом или с людьми, а мы должны заглянуть глубже этого: потому что наши слова, наши поступки — как листья, как цветы, как плоды на дереве, но не само дерево, не его существо. Правда, по плодам и дерево можно узнать, но не все о нем.

* И потому что мы живем поверхностно, потому что мы даже в свою тварную глубину боимся заглянуть, мы так редко доходим до той глубины, где живет Бог, где таится все Царство Небесное. Святой Ефрем Сирин говорит, что когда Бог творит человека, Он вкладывает в его глубины все Небесное Царство, и вся задача жизни заключается в том, чтобы рыть вглубь и дойти до этого сокровища. Мы не можем встретить Бога в поверхностных отношениях с людьми, с событиями, с самим собой, потому что Бог поверхностно не живет. Любовь Божия такова, что по любви к нам Христос всю жизнь и всю смерть Свою отдал, подарил каждому из нас, лишь бы мы спаслись. Бог есть Бог строя, гармонии, красоты; но Он живет и действует также и в буре, и в ужасе нашего мира. И пока мы своей волей выбираем жить безопасно, не встречаясь лицом к лицу с ужасом или с красотой, то мы и мимо Бога проходим.

* Попробуем оглянуться на себя и спросить себя: а себя я сколько-то знаю? или давным-давно забыл?.. В ранние, детские годы мы, пожалуй, что-то о себе знаем, потому что не скрываем от себя почти ничего; а потом мы закрываем столь многое! Некоторых вещей мы стыдимся, некоторых вещей мы боимся, некоторые вещи нам нипочем. И в результате, столько в нашей жизни выброшено или сокрыто; а вместе с этим, ничто из нашей жизни не ушло; ни одно воспоминание, ни один поступок, ни одно слово, ни одна встреча, ни одно событие нашей жизни не изглажено: они все есть — только под спудом, за занавесом: мы не хотим их знать. И настает время, когда приходится встать лицом к лицу со всем, чего мы знать не хотим. Это будет еще задолго до того, как мы пройдем врата смертные и станем пред Богом. Это бывает так часто, когда слабеет воля, когда слабеет в нас способность исключать из ума, из воображения, из воспоминания то, чего мы не хотим вспомнить; когда снами, воспоминаниями врывается наше прошлое, когда часы дремоты и сна делаются кошмаром, переплетом неразрешенных воспоминаний. Это так часто бывает в болезни, в бреду, в старости, в дремоте ослабленного тела и ума; и тогда, большей частью, мы с этим справиться не можем. Положим же немногие часы, которые перед нами сегодня, употребить на то, чтобы хоть боязливо заглянуть немножко глубже в себя самих и решиться жить внимательно; не только внимая прошлому, но начав вот теперь жить внимательно, чтобы ничто в жизни не прошло мимо нас и не кануло в те глубины наши, из которых рано или поздно оно поднимется чудовищем и страхом...

Гость

О "венце безбрачия"

Сообщение Гость »

 
Православие.Ru, рубрика "Вопросы священнику".

ВОПРОС: Мне сказали, что на мне лежит «венец безбрачия». Не могу выйти замуж, сильно переживаю.

Марина

--------------------------------------------------------------------------------
Отвечает иеромонах Иов (Гумеров):

Прежде всего, никакого «венца безбрачия» (также как «печати одиночества». «кода одиночества») не существует. Это словосочетание, в котором присутствует глумление над благодатным и радостным таинством брака, взято из лексикона знахарей, колдунов и прочих оккультистов. Они привлекают клиентуру и зарабатывают деньги. После установления «диагноза» они говорят о готовности помочь. При этом широко эксплуатируются весьма распространенные в наше время переживания людей, которым не удается построить семью. В последние полтора десятилетия, действительно, молодым людям все труднее становится устраивать свою семейную жизнь. Но причина заключается не в «печати одиночества», которую якобы кто-то наложил на человека, а в тех нравственных и социальных сдвигах, которые произошли в нашей стране.

Брак установлен в раю. В самом начале жизни человечества семейному союзу дано Божие благословение: "И сказал Господь Бог: не хорошо быть человеку одному; сотворим ему помощника, соответственного ему" (Книга Бытия). С глубокой и седой библейской древности люди, достигая определенного возраста, желали иметь семью, детей. Вся история Израиля свидетельствует, что брак считался в избранном народе состоянием почетным и обязательным для всех. Поэтому на безбрачие смотрели с презрением. Даже в Вавилонском плену не нарушался этот порядок. Пророк Иеремия писал переселенцам, находившимся в халдейской земле: так говорит Господь Саваоф, Бог Израилев, всем пленникам, которых Я переселил из Иерусалима в Вавилон: стройте домы и живите [в них], и разводите сады и ешьте плоды их; берите жен и рождайте сыновей и дочерей; и сыновьям своим берите жен и дочерей своих отдавайте в замужество, чтобы они рождали сыновей и дочерей, и размножайтесь там, а не умаляйтесь (Иер.29:4-6). Ни святое Евангелие, ни Послания апостолов нисколько не умаляют брак, а, напротив, говорят о его святости: Брак у всех [да будет] честен и ложе непорочно; блудников же и прелюбодеев судит Бог (Евр.13:4).

В Древней Греции, как религия, так и государство осуждали безбрачие. В «Законах» Платона говорится об уклонении от брака как о преступлении. В Спарте были также установлены известные наказания не только для безбрачных, но и для вступивших в брак поздно. В старых обществах, поскольку безбрачие считалось явлением аномальным, существовали обычаи и традиции, обеспечивавшие в обществе установление браков. В библейские времена таким механизмом был приоритет родителей. Им принадлежало право устраивать брак своих детей (Быт.21:21; 24:2-6; 28:1-4; 34:8-12; Тов.6:13). Как родители, так и дети были уверены, что в выборе, который делают родители, выражается воля Божия (Быт.24.42-52). Опыт родителей оберегал детей от женитьбы по страсти и случайным увлечениям.

В нашей стране на протяжении последних восьмидесяти лет полностью был разрушен старый, формировавшийся веками, уклад жизни. Вместе с ним оказались уничтоженными механизмы формирования семьи, основанной на традиционных нравственных ценностях. Самым выразительным показателем глубокого нравственного упадка нашего общества является цифра ежегодно убиваемых в стране младенцев – 4 млн. (по другим данным 6 млн.). Законодательство разрешает женщине убивать ребенка, словно он является ее собственностью. Было ли когда-нибудь в прошлом такое массовое притупление совести, когда одному человеку давалось абсолютное право убивать другого, чтобы решать свои жилищные или материальные проблемы.

За время между двумя переписями (1989 – 2002 гг.) на 40% увеличилось количество людей, никогда не состоявших в браке. За последние два десятилетия число зарегистрированных браков уменьшилось с 1 464, 6 тыс. до 848,7 тыс. По мере того, как быстро растет число людей, нежелающих иметь семью, резко сужается возможность вступать в брак для тех, кто хочет построить семью. В настоящее время эта проблема стала очень острой и болезненной. В чем основные причины такой ситуации? Главная причина – массовый блуд, принявший характер нравственной эпидемии. По результатам исследования, проведенного Всемирной организацией здравоохранения по программе «Поведение детей школьного возраста в отношении здоровья», более 40% подростков в нашей стране в возрасте 13-15 лет уже ведут половую жизнь. Среди подростков 16 – 17 лет статистика катастрофическая: около 70%. Когда люди ведут половую жизнь без брака, они извращают Божественный замысел о благодатном жизненном союзе, сводя всё к чувственно-физиологическому началу и отбрасывая духовные и социальные цели брака, установленные Богом. Нынешнее поколение подростков, слабенькое от рождения, беспорядочной половой жизнью истощают свои скромные физические силы. Блуд, который Слово Божие определяет как смертный грех, подобно кислоте, разъедает нравственную ткань души. К блуду многие присоединяют еще один страшный грех – убийство своих детей в утробе. В стране в год 10% абортов приходится на возраст до 18 лет. Для многих это имеет необратимые последствия. Сейчас в стране 6 миллионов бесплодных женщин детородного возраста. Медицинское руководство главную причину видит в абортах. Когда приходит брачный возраст, эти молодые люди не имеют потребности в семье. С чувственной стороной они уже знакомы, а к ответственности и трудам ради общего блага не приучены. Когда семья всё же возникает, молодожены не испытывают той великой радости, которая доступна только тем, кто сохранил себя в чистоте. Большинство молодых людей не смотрит на жизнь как на труд, за который мы в будущем дадим отчет Богу. Они не имеют духовных ценностей. Часто отсутствуют простые этические понятия. На жизнь смотрят сквозь призму своего эгоизма. Укоренившийся с молодых лет навык половой распущенности скоро начинает себя проявлять в новообразованной семье. Супружеские измены чаще всего приводят к разрушению семьи. Сейчас 80% процентов браков заканчивается разводом. Около 400 тысяч несовершеннолетних детей ежегодно остаются без одного родителя, что существенно влияет на психическое здоровье. В нашей стране 5 миллионов социальных сирот, т.е. сирот при живых родителях. Семья – клетка социального организма оказалась нежизнеспособной. Она, как и общество в целом, оказалась не только без духовных основ, но, к сожалению, даже без нравственного фундамента.

Причиной этой общенациональной трагедии является бедственное духовно-нравственное состояние нашего общества – массовое безверие. Процесс этот углубляется. Отец Серафим (Роуз) писал более четверти века назад: «Но не только дети, но и все мы стоим перед лицом мира, который пытается сделать нас антихристианами посредством школы, телевидения, кино, популярной музыки и всеми другими способами, которые обрушиваются на нас, особенно в больших городах. Мы должны понимать, что то, что вдалбливается в нас, исходит от одного источника – оно имеет определенный ритм, определенное идейное содержание для нас: эту идею самопоклонения, расслабления, наплевательства, наслаждения, отказа от малейшей мысли о другом мире – в различных формах здесь есть одна конкретная вещь, которая навязывается нам. Фактически это обучение безбожию».

Однако человек не находится в фатальной зависимости от пороков своего общества. Образ Божий в нем и совесть, как небесный голос в душе, дают ему достаточно моральной свободы, чтобы жить благочестиво. Человеку, угождающему с Богом и смиренно принимающим Его святую волю, Господь дает не только залог спасения, но и радости в земной жизни.

Иffан
Участник
Участник
Сообщения: 23
Зарегистрирован: 23 дек 2006, 16:02
Откуда: Санкт-Петербург

Сообщение Иffан »

 
У меня своя история на этом форуме, и она как раз яркий пример "наркоманической зависимости" от любви. Мне помогает просто осознание того что я испытываю ложные чувства, к тому же помощь друзей, спорт, медитация.

На радио, по телевизору, в городе в магазинах и организациях, крутят эти попсовые песни про несчастную любовь - может стоит просто запретить их и тогда люди перестанут брать плохой пример. Ведь это сильно действующая штука - человек слушает песню а потом начинает пропевать про себя и действует как самовнушение (не слишком параноидально?).
Выходит так что человек себя заранее готовит к неудаче.
Я думаю нужно как то воспитывать по другому - многие начинают вести свою личную жизнь и уже заранее представляют ее обреченной - то есть такой про какую рассуждают повсюду, поют, а нужно больше положительных примеров. Просто создан стереотип что - настоящая любовь - удел избранных.

Княгиня
Свой человек
Свой человек
Сообщения: 204
Зарегистрирован: 29 ноя 2006, 22:34
Откуда: Москва

Сообщение Княгиня »

 
Вот, кстати, цитата в тему:
Восторги встречи и тревожные ожидания, даже ужас перед разлукой, - все эти чувства складывались в то ощущение, которое мы называли любовью На самом деле это все, что угодно, только не любовь. То, что это любовь, внушается нам массовой культурой с ее песенками вроде "Детка, я не могу жить без тебя" и так далее. Вряд ли кто-нибудь пишет песни о том, как легко и спокойно чувствует себя человек, любящий здоровой, нормальной любовью. Все пишут о страхе, потерях, страданиях и сердечных муках Мы считаем это любовью и не знаем, что делать, когда встречаемся с более или менее нормальным человеком. Мы начинаем успокаиваться в его обществе, а потом боимся, что это не любовь, поскольку наша одержимость куда-то исчезает.
Это вот отсюда: Женщины, которые любят слишком сильно. На мой взгляд, весьма толковая книга. Всем советую. Не только женщинам. ;)

Иffан
Участник
Участник
Сообщения: 23
Зарегистрирован: 23 дек 2006, 16:02
Откуда: Санкт-Петербург

Сообщение Иffан »

 
Княгиня писал(а): Все пишут о страхе, потерях, страданиях и сердечных муках Мы считаем это любовью и не знаем, что делать, когда встречаемся с более или менее нормальным человеком. Мы начинаем успокаиваться в его обществе, а потом боимся, что это не любовь, поскольку наша одержимость куда-то исчезает.
Да, все ищут острых ощущений. А когда это еще и навязывается как норма - то нормальный действительно кажется скучным и неинтересным - не вызывает той внутренней бури и смятения к которым все, пардон, многие привыкли. Опять о себе любимом - мне это довелось пережить, когда встретил нормального человека. Я не заценил фишку, не разглядел истинной ценности, и отмахнулся в пользу страстей. Теперь жалею.

Иffан
Участник
Участник
Сообщения: 23
Зарегистрирован: 23 дек 2006, 16:02
Откуда: Санкт-Петербург

Сообщение Иffан »

 
Я вот тут пишу про сереотипы а сам от них не вполне избавился. Странно. Рассуждать могу а делать как рассуждаю трудно. Трудно плыть против течения.

Княгиня
Свой человек
Свой человек
Сообщения: 204
Зарегистрирован: 29 ноя 2006, 22:34
Откуда: Москва

Сообщение Княгиня »

 
Иffан писал(а):Я вот тут пишу про сереотипы а сам от них не вполне избавился. Странно. Рассуждать могу а делать как рассуждаю трудно. Трудно плыть против течения.
Ну дык!.. Все-то мы всё знаем, а вот делать... :cry:

Брат
Администратор
Администратор
Сообщения: 8148
Зарегистрирован: 16 май 2006, 15:30
Пол: мужской
Откуда: Москва

Сообщение Брат »

 
Кх-кх. Гм. Вообще-то эта тема была создана автором для материалов.

Иffан
Участник
Участник
Сообщения: 23
Зарегистрирован: 23 дек 2006, 16:02
Откуда: Санкт-Петербург

Сообщение Иffан »

 
Княгиня писал(а):Ну дык!.. Все-то мы всё знаем, а вот делать... :cry:
а мы все равно будем делать пока получаться не начнет. Главное видеть грабли а там уже выбор за тобой :xsunx: - могу наступать а могу и не наступать.
Но ведь все наступают, а я что? Рыжий чтоли?(извиняюсь если таковые присутствуют) Я как все лучше буду.

Иffан
Участник
Участник
Сообщения: 23
Зарегистрирован: 23 дек 2006, 16:02
Откуда: Санкт-Петербург

Сообщение Иffан »

 
Брат писал(а):Кх-кх. Гм. Вообще-то эта тема была создана автором для материалов.
Все. Больше не буду.


Княгиня
Свой человек
Свой человек
Сообщения: 204
Зарегистрирован: 29 ноя 2006, 22:34
Откуда: Москва

Сообщение Княгиня »

 
Брат писал(а):Кх-кх. Гм. Вообще-то эта тема была создана автором для материалов.
В заглавном посте сказано:
Предлагаю размещать здесь найденные в Inete или других источниках статьи на тему любви и брака и обсуждать их.
Я своё дело сделала - кинула ссылку на такого рода материал. Теперь можно и обсудить. :P

Надежда_
Свой человек
Свой человек
Сообщения: 647
Зарегистрирован: 27 дек 2006, 11:38
Откуда: Москва

Как устоять в любви

Сообщение Надежда_ »

 
Как устоять в Любви

Сайт "Психология любви. Психолог Василий Поздняков"

Гораздо легче быть страшно деловым, делая миллионы вещей для вас, чем спокойно сесть рядом с вами и правдиво поговорить о себе, о том, каков я на самом деле, что я в действительности чувствую по отношению к вам, поговорить о себе, о вас, о нашем прошлом, настоящем и будущем. Ведь в том-то все и дело, что пока я не приношу вам этого дара, я не даю вам ничего. И нет никакого другого секрета, чтобы сохранить любовь и возрасти в ней.

Отрывок из книги Джон Пауэлл. «Как устоять в любви».

Любовь и общение

Это произошло, когда умер мой отец. Был холодный, ветреный, январский день. Мы находились в маленькой больничной палате. Я держал его за руку. Вдруг глаза его широко раскрылись – в них было выражение такого ужаса, которого мне никогда не доводилось видеть. Я был уверен, что это ангел смерти появился в нашей комнате. Затем он опустил глаза и откинул голову на подушку. Я закрыл ему глаза и сказал матери, сидевшей рядом и шептавшей молитвы: "Все, мама. Папа умер".

* Она взглянула на меня и сказала: "Он так гордился тобой. Так любил тебя". Я так никогда и не понял до конца, почему ее первые слова после папиной смерти были именно эти.

* Что-то мне, конечно, объяснила моя собственная реакция на эти мамины слова, я чувствовал, что в них есть что-то очень важное для меня. Они были подобны вспышке света, это была словно яркая мысль, которая до сих пор мною не воспринималась, но она одновременно отозвалась и острой болью в моем сердце, – я подумал, что после смерти начинаю узнавать об отце больше, чем знал о нем при жизни.

* Спустя немного времени, чтобы выдать свидетельство о смерти, я, помнится, стоял в углу комнаты и тихо плакал. Подошла сестра и мягко обняла меня за плечи. Из-за слез я не мог произнести ни слова. А я хотел сказать ей:

* "Я плачу не потому, что папа умер. а потому, что он никогда не говорил мне, что он гордился мной. Он никогда не говорил мне, что любит меня. Конечно, я должен был бы знать все это и без слов. Конечно, я и так знал, какое большое место занимал в его жизни и в его сердце, но почему он никогда не говорил мне об этом?"
Любовь работает на тех, кто работает на нее
Неважно, что романтики всегда стремятся изобразить любовь вечной радостью, а ядовитые реплики циников уличают романтиков в явном преувеличении. Несмотря на все это, любовь была и остается самым ярким, самым значительным ответом на загадку человеческого существования, на человеческие искания полноты и счастья. Жить – значит любить. На стороне циников статистика бракоразводных процессов. Речь идет о разладе внутри всей человеческой семьи: родители против детей, братья против братьев и т.д. Если любовь действительно представляет собой некий ответ, то нескончаемые попытки человечества найти этот ответ в отношениях любви дают самый высокий "процент смертности". Любовь будет работать, если люди будут работать на нее. Но почему же все-таки любовь так часто терпит неудачу? И что это за работа, которая необходима для нее? И почему мы нередко отказываемся от такой работы?

«Работа любви»

Любовь действует, наличествует и подразумевается в самых различных проявлениях, но, пожалуй, самым необходимым для любви является соучастие. Два человека, вступающие в отношения любви, должны разделять жизнь и переживания друг друга, участвовать в жизни друг друга с той же глубиной и серьезностью, с какой они решили посвятить себя друг другу. Другими словами, соучастие – это общение, связь двух людей между собой, действие, благодаря которому люди вместе участвуют в чем-то, обладают чем-то сообща, вместе. Если я сообщаю вам какой-то мой секрет, то тем самым вы участвуете в нем, он становится чем-то общим для нас с вами. В той мере, в какой я раскрываю вам себя как личность и вы раскрываете себя мне, мы совместно участвуем в переживании таинственных глубин вашей и моей личности. И наоборот, в той мере, в какой мы отгораживаемся друг от друга и отказываемся от взаимной откровенности, в той же мере убывает существовавшая между нами любовь.

* В контексте нашего повествования общение – это не только нечто питающее любовь и гарантирующее ее возрастание, это то, что составляет самую сущность любви. Любовь – это соучастие, а соучастие – это общение. Итак, когда мы говорим, что общение является тем самым секретом, с помощью которого можно "устоять в любви", мы на самом деле говорим, что секрет сохранения любви состоит в том, чтобы любить, сохранять соучастие, сохранять это стремление посвятить себя другому. Конечно, всегда все начинается с самого первого "да", первого решения посвятить себя любви именно с этим человеком, но это первое "да" содержит в себе бесконечное множество других маленьких "да", пронизывающих и обнимающих собою всю нашу жизнь.

* Одним из самых распространенных уходов от жизненных реальностей, в том числе и от любви, является стремление подменить дело рассуждениями о нем. Мы часто склонны обсуждать, обдумывать эти реальности, дискутировать о них вместо того, чтобы вводить их в практику нашей жизни. В самом деле, гораздо легче говорить о каких-либо истинах, чем жить по ним. В настоящее время, например, много дискутируют о христианстве как о способе жизни: Можем ли мы еще верить? Во что мы верим в действительности? Нужна ли вера для счастья? Самой явной неудачей за всю историю христианства будет именно та ситуация, в которой мы погрузимся в абстрактные и бесконечные дискуссии о христианстве, вместо того, чтобы попытаться ввести его в практику повседневной жизни. Неуверовавшие, взирающие на все это со стороны, скорее всего будут просить нас не втягивать их в дебаты о наших сомнениях, а просто показать им, – "на что это будет похоже, если мы действительно уверуем и станем жить по-христиански".

* Точно так же обстоит дело и с любовью. Мы гораздо чаще говорим о ней, чем живем ею. Всевозможные форумы и дискуссии не представляют особой ценности, но сама жизнь по любви является куда более опытным педагогом. Даг Хаммаршельд писал в своей книге "Заметки":

* "Великие обязанности" очень легко затмевают "малые". Но без теплоты и скромности, которые следует развивать в себе с теми немногими людьми, с которыми вам приходится сталкиваться постоянно, вы никогда не сможете ничего сделать и для многих. Без этих немногих окружающих вас людей вы будете жить в мире абстракций... ваша жажда власти, ваше желание отдать свою жизнь будут постоянно нуждаться в одном оппоненте, который сильнее их, – в любви. Для душевного здоровья лучше сделать добро одному человеку, чем "пожертвовать собою для пользы человечества.
Единство, а не счастье
Любовь требует "работы", усилий, здесь важно, чтобы мы искали не счастье, а единство. Те, кто решились отправиться в этот совместный путь, называемый любовью, должны постоянно помнить о том, что взаимная "прозрачность", соучастие во всех деталях жизни друг друга, общность жизни – являются сущностью любви. Любить друг друга вовсе не означает постоянный контроль за тем, какая у тебя температура и частота пульса, и насколько ты счастлив в каждый момент времени. Психолог Виктор Франкл постоянно предупреждает о том, что хорошее состояние и ощущение счастья возникают в нашей жизни лишь в качестве "побочного продукта".

* Для того, чтобы быть по-настоящему счастливым в любви, нужно прежде всего хотеть и искать единства, общности, соучастия. Иногда это единство предлагает много такого, что может быть для вас неприятным и даже болезненным: оно предполагает, например, честность, в то время как иной раз мы предпочли бы слегка солгать; необходимость поговорить, когда вам на самом деле хотелось бы надуться и помолчать; сдержать свои чувства, когда нам хотелось бы высказать недовольство; остаться на месте, когда на самом деле хочется бежать; согласиться на неопределенность в чем-либо, тогда как нам хочется ясности; чему-то противостоять в тот момент, когда нам хотелось бы любой ценой сохранить мир. Ни одна из этих вещей, которые являются всего лишь справедливыми требованиями подлинной любви, не приносит немедленного мира и счастья, скорее они приносят немедленную боль и борьбу. Вот уж действительно, любовь будет работать тогда, когда мы будем работать на нее. Работа для любви состоит в достижении абсолютной честности и ясности, а это необычайно трудно. Таким образом, люди, которые во взаимоотношениях любви стараются бежать прямым путем за бабочкой счастья, окажутся в конце концов с пустыми руками и пустым сердцем.

Диалог против дискуссии

Теперь я хочу провести различие между двумя типами коммуникации, общения. Первый из них представляет собой обмен эмоциями, чувствами; я буду называть его диалогом. Второй тип коммуникации включает в себя обмен мыслями, суждениями, оценками, обсуждение планов или совместных решений, то есть вещи, относящиеся преимущественно к сфере интеллектуальной. Этот второй тип общения я буду называть дискуссией. Я, конечно, понимаю, что такое разделение не бесспорно, и уверен, что многие с ним не согласятся и не последуют предложенному мною употреблению этих слов. Впрочем, это не так важно для точной передачи того, о чем идет речь. Вводимое мною различение смысла этих двух слов необходимо мне для того, чтобы выразить то, что мне представляется чрезвычайно важным. Итак, дело вот в чем: для партнеров, вступивших во взаимоотношения любви, совершенно необходимо достижение эмоциональной ясности (диалог) прежде, чем они смогут без опасности для их отношений перейти к обсуждению (дискуссии) своих планов или тех или иных решений. За этим различием понятий диалога и дискуссии и за тем предпочтением, которое мы отдаем диалогу, стоит наше глубокое убеждение в том, что разрывы в человеческой любви и в общении всегда происходят вследствие эмоциональных проблем. Двое людей, любящих друг друга, могут сохранять и углублять привязанность друг к другу, несмотря на противоположность мнений почти по любому вопросу. Эта противоположность интеллектуальных суждений не будет препятствием для любви, до тех пор пока один или оба партнера не почувствуют эмоциональную угрозу.

* В первой главе нашей книги мы говорили о том, что самой насущной потребностью человеческой природы является самоуважение, само-принятие, само-празднование. Я могу отказаться от чего угодно, если этим не нарушается единство между мною и тем, что составляет мой мир. Но я не могу отказаться от само-уважения без того, чтобы этим не нарушился весь строй моей жизни. Большинство из нас располагает целым арсеналом эмоций, специальных слов и выражений для проявления враждебности, которые мы готовы пустить в дело, как только возникает угроза для нашего самоуважения. Гнев в отношениях любви возникает из-за того, что мы так или иначе почувствовали угрозу и испугались. Мое чувство собственной ценности, радость быть мною и внутренние основания, которые я имею для ощущения самопразднования, вдруг оказались в опасности. Это одновременно и очень просто, и очень сложно. Но все дело именно в том, что пока мои чувства находятся под воздействием этого страха, гнева и ощущения необходимости самозащиты, я лишен условий, необходимых для того, чтобы участвовать в открытом, честном, проникнутом любовью обсуждении чего бы то ни было ни с вами, ни с кем другим. Мне необходимо достижение эмоциональной ясности и прозрачности, необходим "проветривающий" диалог, прежде чем я буду готов для дискуссии.
* При этом следует любой ценой избегать обходным маневром цепляться за то, что относится к области дискуссии. Например, – а сколько стоило твое новое пальто, или – починил ли ты входную дверь? – так как подлиннее существо дела в ощущении личной безопасности, относящейся к сфере диалога. Надо сказать, что, к сожалению, влюбленные редко уделяют внимание этой наиболее реальной проблеме.

* Мы уже говорили о том, что, в противоположность деньгам, любовь не может быть накапливаема про запас. В отношениях любви необходима постоянная и тесная взаимная поддержка ощущения личной ценности. Когда случается довольно продолжительное ослабление такой поддержки, наступает "банкротство" чувств, сопровождающееся всевозможными "замещениями", цель которых – облегчить боль, возникающую от этого ощущения фундаментальной неудачи. Возникающая здесь проблема, конечно, исключительно эмоциональная. Каким я сам себя ощущаю, что я чувствую в отношении меня самого, моей ценности, моей жизни? Все остальное относится к симптоматике. Все другие эмоциональные взрывы и всплески, какую бы форму они не принимали, есть только рябь на поверхности воды, тогда как главная боль скрыта в глубине.

* Чаще всего мы не в состоянии понять, что наши проблемы в основе своей исключительно эмоциональные, и что мы больше всего страдаем от тех эмоций, которые возникают тогда, когда под угрозой оказывается чувство нашей собственной ценности. Последствия этого недостаточного осознания представляют собой так называемые "замещающие эмоции". То, как я осуществляю свою работу или учебу, может вызывать у меня сомнение в собственной ценности, в результате чего возникают опасения, что никто не может по-настоящему оценить меня, полюбить или позаботиться обо мне. Такого рода угроза моей личности, моему "я" на поверхности проявляется не в виде страха (что на самом деле и имеет место), а в виде враждебности и гневной самозащиты. Когда в нас накапливается достаточное количество такого рода гнева, никак не освобождаемого и лишенного перспективы освобождающей помощи диалога, то ситуация достаточно созрела для эмоционального проявления. В этом случае ребенок, оставивший самокат на дорожке, жена, слегка запоздавшая с обедом, или сочувственный вопрос благожелательных родителей квалифицируются как "ну, это уж слишком", и мы, как говорится, "спускаем всех собак". Мы, конечно, совершенно уверены при этом, что наш гнев абсолютно праведный, вроде того, который испытывал Иисус, когда, взяв бич, выгнал торгующих из храма. Любой, – говорим мы, – впал бы в точно такой же гнев, окажись он на моем месте. Однако гнев и возмущения, которые мы переживаем в этот момент, в действительности являются лишь замещениями. Наше возмущение своими корнями уходит в ту же самую, уже знакомую нам проблему. На самом деле мы чувствуем, как убывает наше само-уважение, и именно поэтому мы обрушиваем свой гнев на первую попавшуюся подходящую жертву.
Диалог – это принесение в дар самих себя
Итак, мы уже сказали, что диалог должен предшествовать дискуссии, так как невысказанные чувства и нерешенные эмоциональные проблемы будут блокировать любую попытку открытого и свободного обсуждения планов, решений и т.п. Предполагается, что эти препятствующие эмоции являются отрицательными, хотя очевидно, что совсем не все эмоции непременно отрицательного свойства. Наличие положительных эмоций тем более должно быть побуждающим мотивом к тому, чтобы всякой дискуссии предшествовал диалог. Моя личность для вас становится более ясной и понятной, когда я говорю вам о своих чувствах. Мои идеи, оценки, те или иные убеждения своим происхождением не связаны с моим "я". Я почерпнул их из прочитанных книг, воспринятых мною традиций, обычаев, из того, что я где-то услышал, стал кому-то подражать в результате неизбежного осмотического перетекания идей и мыслей в процессе человеческого общежития. Мои идеи и убеждения дают возможность отнести меня к какой-либо категории: "ирландец", "католик", "демократ", но они никогда не сделают меня настолько познаваемым, "прозрачным" для вас, чтобы вы смогли по-настоящему понять, кто я такой, разделить вместе со мною то, что является мною самим. И только мои чувства – положительные, отрицательные или нейтральные – позволяют достичь этого. Мои чувства, подобно отпечаткам моих пальцев, цвету моих глаз и звуку моего голоса, свойственны только мне, и вы не встретите их ни у кого другого. Они – неповторимы. Чтобы узнать меня, вы должны узнать мои чувства. И только когда вы узнаете меня посредством диалога, в любой конкретный момент моей жизни вы будете в состоянии понять мои идеи, мои наклонности и намерения, которые станут предметом нашей дискуссии.

* Если вы задумаетесь над этим хотя бы ненадолго, вы поймете ту правду, которая заключена в этих словах. Вероятно, каждый читатель знает какого-нибудь учителя, служащего или соседа, который может излагать какие-либо идеи, теории или учения, но который делает это совершенно бесстрастно, стерильно, избегая малейшей эмоциональной окраски. Я однажды слушал лекции такого человека на протяжении восьми дней. По окончании лекций я почувствовал, что совершенно не могу сказать, что же это за человек. Я даже не был уверен в том, что он не повторил просто, как попугай, какую-то прочитанную им книгу. Я заметил, что, когда я сам выступаю в качестве оратора, то аудитория "обращается ко мне" именно тогда, когда я стараюсь предложить слушателям именно мои чувства, конечно, не как демагог, стремящийся манипулировать толпой, а вполне спокойно, как брат, желающий поделиться тем, что у него на сердце. Я наблюдал, что эта истина снова и снова подтверждалась и на публичных форумах, и в небольших классах, и в дискуссиях, и в разговорах один на один. Мои эмоции – это ключ ко мне. Когда я даю вам его, вы можете войти ко мне и разделить со мною самый драгоценный дар, который я могу предложить – меня самого.

* ВАЖНОЕ ПРИМЕЧАНИЕ

* В этом разделе основной упор делается на диалог, как на сообщение о своих эмоциях. Центральный тезис состоит в утверждении того, что когда я говорю вам о моих эмоциях или чувствах, я говорю вам о том, кто я есть на самом деле, я отдаю себя вам. Несмотря на то, что все это именно так, все же было бы неправильным думать, что наши эмоции – это и есть мы. И вы и я – нечто гораздо большее, чем наши с вами эмоции. У нас есть всякие страхи, но сами мы представляем собой нечто большее, чем страх. В нас возникает чувство гнева, но мы являемся чем-то большим, чем наши проявления гнева. Мы обладаем сознанием, способным познавать новое, принимать решения, давать оценку тем или иным событиям или вещам. У нас есть, кроме того, всевозможные желания, есть сердце, чтобы кого-то любить и кому-то принадлежать, жить для кого-то, быть кому-то верным. Кроме того, совершенно истинно и нуждается в постоянном напоминании, что когда я делюсь своими чувствами на очень глубоком, искреннем уровне общения, я действительно делюсь самим собой. Совершенно верно, что мои оценки, верования, жизненные цели гораздо важнее моих эмоций, но только тогда, когда я сообщу вам о своих чувствах в отношении к этим моим оценкам, верованиям и целям, вы сможете по-настоящему постичь, почувствовать мою уникальность. Совершенно верно, что моя любовь гораздо важнее моих чувств, но только тогда, когда я поделюсь с вами всеми теми чувствами, которые любовь вызвала в моем сердце, вы сможете увидеть и оценить мою любовь как нечто совершенно уникальное и неповторимое. Личность – это драгоценный алмаз, но гранями этого алмаза, раскрывающими его красоту и своеобразие, являются именно чувства. Без этих граней алмаз не может быть замечен и оценен по достоинству. Без чувств личность остается неузнанной.

* Поскольку эмоции являются тем, что определяет и открывает сущность моего "я", то я по необходимости должен открывать свои чувствования в момент наибольшего раскрытия, "прояснения" себя. Именно то, что я поделюсь с вами моими чувствами, даст вам счастливую возможность по-новому узнать меня, по-новому узнать и самих себя и, так или иначе, измениться под влиянием этих новых знаний. Возможно, это произойдет в контексте проявления любви с моей стороны по отношению к вам, но так или иначе это будет нечто чувственное или эмоциональное, что будет нести в себе заряд моего "я", передавать часть моего личного мироощущения. До тех пор, пока я не открываю вам моих чувств, вы лишь "проецируете" в отношении меня эмоции, принадлежащие вам самим. Например, если я расскажу вам о какой-либо моей неудаче, не описывая при этом достаточно подробно мои переживания, связанные с ней, то вы будете представлять мою реакцию по аналогии с вашей собственной, окажись вы в подобной ситуации, но это всегда будет непохожим на то, что испытывал я сам. Если я не раскрою перед вами всей глубины моих переживаний, то вам никогда не удастся узнать, что же происходит во мне, и вы не сможете пережить жизненного "пика", о котором здесь идет речь.

* Решение стать на путь самораскрытия в диалоге может потребовать от вас всей смелости и веры в то, что вы готовы произвести смотр всему тому, что живет в вас. Каждый человек больше всего боится быть до конца узнанным, раскрытым и в результате отвергнутым. Это наиболее универсальный страх, свойственный всем. Я подозреваю, что очень многие люди не слышат приглашения к диалогу, они отказываются обратиться к его благой вести, призывающей к поиску единства, а не счастья именно из-за этого страха. Мы все знаем, что это рискованно. Непонимание и отвержение ранит в любом месте, чего бы оно ни касалось. Есть и более глубокая причина: если я позволю выйти на поверхность тем чувствам, которые копошатся где-то в глубине моего "я", то вполне вероятно, что я утрачу само-уважение, само-принятие, в которых я так неизменно нуждаюсь. Гораздо легче участвовать в дискуссии, дискутировать проблему, так как я в этом случае всегда могу изменить свое мнение. И гораздо труднее обнаруживать свои чувства, потому что я каким-то образом инстинктивно знаю о том, что я тем самым раскрою то, чем я в действительности живу. Гораздо легче дать вам коробку конфет или коробку сигар, чем отдать вам себя самого в состоянии полной открытости. Нет никакого риска в том, что я даю вам коробку конфет, но когда я отдаю вам самого себя, то я отдаю себя целиком на милость вашего понимания и желания принять меня таким, какой я есть. Гораздо легче быть страшно деловым, делая миллионы вещей для вас, чем спокойно сесть рядом с вами и правдиво поговорить о себе, о том, каков я на самом деле, что я в действительности чувствую по отношению к вам, поговорить о себе, о вас, о нашем прошлом, настоящем и будущем. Ведь в том-то все и дело, что пока я не приношу вам этого дара, я не даю вам ничего. И нет никакого другого секрета, чтобы сохранить любовь и возрасти в ней.

* Партнеры, вступившие в отношения любви, должны понимать, что разрыв отношений всегда происходит из-за эмоциональных причин. Они должны научиться делиться своими чувствами в условиях диалога, прежде, чем пытаться перейти к дискуссии. Они должны смело идти на риск открытости, помня о том, что искомое ими единство, познание друг друга и взаимное принятие, которые только и могут принести ощущение счастья, будут, так сказать, конечным продуктом. У них должно быть желание трудиться для того, чтобы способствовать возникновению этих, в каком-то смысле, случайных моментов "жизненных пиков", которые оживляют, углубляют и трансформируют отношения любви. Имея такое устремление, они узнают величайшую тайну – тайну, как сохранить и умножить любовь.

Надежда_
Свой человек
Свой человек
Сообщения: 647
Зарегистрирован: 27 дек 2006, 11:38
Откуда: Москва

Сообщение Надежда_ »

 
Риман Ф. "Основные формы страха. Исследование в области глубинной психологии".

https://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Ps ... /index.php

Надежда_
Свой человек
Свой человек
Сообщения: 647
Зарегистрирован: 27 дек 2006, 11:38
Откуда: Москва

Сообщение Надежда_ »

 
На вопросы о проблемах семьи и брака отвечает священник Алексий Уминский

(расшифровка телепрограммы «Православная энциклопедия», вып. 13.01.07) https://www.sedmitza.ru/

Часто ли встречаются в жизни счастливые семьи? Что мешает сохранить семью? Как преодолеть те рифы, которые мешают плаванию по житейскому морю кораблю под названием «Семья»?

На вопросы телезрителей отвечает священник Алексий Уминский:

Телезрительница: - Моя дочь прожила в браке с мужем 7 лет. У них есть 3-х годовалый ребенок. Семья православная. И вчера муж внезапно ушел, объяснив, что встретил другую женщину. Дочь простила ему измену, но он все равно ушел из семьи. Как нам быть в такой ситуации?

Священник Алексий Уминский: – Ситуация очень сложная, но, к сожалению, типичная. Дать конкретный совет к какому-то действию здесь невозможно. Это, к сожалению, часто встречающаяся проблема, когда людям, после 7-10 лет вместе, кажется, что они настолько привыкли друг к другу, что перестали друг друга интересовать. Но я знаю, что в браке, где хотя бы один человек готов идти до конца, хранить верность, молиться за ближнего, он имеет надежду сохранить семью. Потому что какие бы страшные кризисы семья не переживала, если брак венчанный, то в нем есть благодать Божия. Ваша дочь не должна отчаиваться, ей нужно усугубить молитву за мужа, внимательно посмотреть на прошлое семьи, чтобы понять, что явилось причиной распада семьи. Распад семьи нельзя вменять в вину только одному человеку, оба супруга несут ответственность за семью. Нужно найти тот момент, который мог послужить причиной случившегося, на который сначала не обратили внимания. Исправив что-то в себе, можно помочь и мужу вернуться в семью. Вы, как мать, молитесь, потому что и от вашей молитвы многое зависит.

Телезрительница: – Меня зовут Ирина. У нас обычная московская семья, двое детей, но один ребенок болен психически( после 25 лет сказались последствия родовой травмы, сейчас ему 32 года). Часто не хватает денег. Муж срывается, выпивает, но я стараюсь сохранить семью, положиться на волю Божию, научиться смирению. Мне кажется, все наши проблемы от своеволия. Нужно отказаться от своего эго, пойти по жизни по зову совести.

Священник Алексий Уминский: – Я очень рад, что Вы так глубоко и правильно понимаете, как нужно жить в браке. Без смирения невозможно сохранить те дары Божии, которые посылает Господь. Христианский, да и любой брак – это испытание для человека. В течение жизни люди должны притереться друг к другу по-настоящему, стать единым существом. Но в процессе этого, люди лишаются чего-то своего, уступая место другому. Без постоянного желания уступить свое место другому, без терпения недостатков другого, не возможно сохранить брак. «Тяготы друг друга носите, и тем исполните закон Христов», и тогда сможете сохранить семью, даже не смотря на трудности, какие есть в Вашей семье.

Телезрительница: – Здравствуйте. Скажите, пожалуйста, если у мужчины и у женщины не удался первый брак и они оба уже в возрасте около 60 лет, они зарегистрировали брак, но не были поняты детьми. И в этом возрасте люди хотят обвенчаться, чтобы не повторить ошибок прежних лет. Как Вы на это смотрите?

Священник Алексий Уминский: – Я думаю, что вы оба прежде всего, должны очень серьезно подготовиться к Таинству исповеди и исповедоваться. Долгая жизнь несет на себе следы искажений человеческих ошибок, следы грехов. Поэтому, чтобы до конца осмыслить необходимость нового брака и в таком серьезном возрасте, необходимо внимательно посмотреть на прожитую жизнь, требовательно подойти к своей совести, по-настоящему покаяться, то и Вам и избраннику Вашему станет понятно и очевидно, нужно ли вступать в новый брак. Если Вы утвердитесь в своем решении, то, думаю, у вас не будет препятствий, чтобы этот брак был повенчан.

Телезрительница: – У меня еще одна проблема, я не могу избавиться от проецирования первого брака, в котором жила 20 лет, на теперешние отношения. Я хочу вступить в новый брак, но мне постоянно кажется, что подобное у меня в жизни уже было.

Священник Алексий Уминский: – На мой взгляд, это проблема психологическая, а не духовная. Вам необходимо всерьез в себе разобраться. Вам необходим время, одиночество, время молитвы и внутренней сосредоточенности, чтобы понять, нужно ли вам вступать в новый брак. Второй брак рассматривается Церковью как ущербный, по отношению к первому. Брак может быть только один, и ко второму браку Церковь относится как к покаянному браку, и молитва венчания второго брака носит покаянный характер. Поэтому я советую Вам прийти в церковь, исповедаться, посмотреть внутрь себя и решить, готовы ли Вы к заключению второго брака.

Телезрительница: – Здравствуйте. Мы с мужем прожили 27 лет, но последние 2 года он очень сильно пьет. Он сам хочет избавиться от этого недуга, я его очень сильно люблю и жалею. Чем я могу ему помочь?

Священник Алексий Уминский: – Очень хорошо, что вы верите в силу своей любви и не хотите бросить мужа, не смотря на его теперешнее состояние. Если Ваш муж имеет желание бросить пить, но ему это не удается, потому что алкоголизм это не только страсть, но и болезнь, вам необходимо обратиться к врачу. Но еще я посоветовал бы Вам приди в Данилов монастырь, где существуют курсы анонимных алкоголиков «12 шагов», на которых людям помогают выйти из этого состояния. Занятия на этих курсах дают очень высокие результаты. Вам лучше приехать в воскресный день в монастырь, и там вам подробно объяснят, как и когда приходить на курсы.

Телезрительница: – Батюшка, моя дочь состоит в браке 5 лет, но у них нет детей. У ее мужа есть дочь от первого брака, обследование показало, что они оба здоровы и могут иметь детей. Что Вы посоветуете?

Священник Алексий Уминский: – Церковь советует в таком случае молиться. Часто бездетность в семье подвигает супругов на общую молитву. На моем приходе есть чудесные случаи, когда люди именно благодаря молитве сумели зачать и родить ребенка.

Телезрительница: – У меня вопрос, касающийся моей родной сестры. Она рано вышла замуж. Муж погиб и остался ребенок от этого брака. Та же история у нее и с другим браком – муж погиб и остался ребенок от него. Она вступила в брак в третий раз. У нее родился третий ребенок. Нынешний муж запил, и теперь не содержит семью. Сестре было очень трудно и она пошла за советом в Церковь, где ей сказали, что, наверное, ей не стоило выходить в третий раз замуж. Я передаю от нее вопрос: может ли она снова выйти замуж, потому что настоящий муж ушел из семьи и мы даже не знаем, где он!

Священник Алексий Уминский: – К сожалению, я должен Вас огорчить. Наша Церковь благословляет на брак одного человека только три раза, и то благословляет это лишь в крайнем случае. Четвертого брака быть не может, по канонам Церкви. Такого рода браки будут беззаконными, поэтому здесь остается только одна возможность – нести свой крест, самой воспитывать детей, уповать на волю Божию. Я думаю, что Господь не оставит Вашей сестры.

Телезрительница: – Мы с мужем живем в браке уже пять лет. Мы венчаны, у нас есть ребенок. Так получилось, что в этом году я узнала о связи моего мужа с другой женщиной. Это было уже относительно давно и мне показалось, что я его простила. Но иногда на меня находит и я начинаю вспоминать этот случай и этим попрекать его. После этого чувствую себя виноватой, долго молюсь и думаю, что нельзя же так человека постоянно обвинять в этом, но ничего не могу с собой поделать. Как быть мне в такой ситуации?

Священник Алексий Уминский: – Если Вы простили, то Вы сделали великое дело, можно сказать подвиг. Не очень многие бывают на это способны, потому что простить измену, простить предательство бывает крайне тяжело. А то, что на Вас находит в идее обид и переживаний, то это, уверен, со временем пройдет. Продолжайте молиться и Божие благословение будет с Вами.

Надежда_
Свой человек
Свой человек
Сообщения: 647
Зарегистрирован: 27 дек 2006, 11:38
Откуда: Москва

Сообщение Надежда_ »

 
(Из статьи о Кресте из журнала Фома 2, 1996)

"Среди песчаных дюн во Фландрии высится большой деревянный Крест с образом Спасителя в центре. На самом Кресте четко выдолблены почерневшие, но не исчезнувшие от времени следующие слова:

Я-Свет, а вы не видите Меня.
Я-Путь, а вы не следуете за Мной.
Я-Истина, а вы не верите Мне.
Я-Жизнь, а вы не ищете Меня
Я-Учитель, а вы не слушаете Меня.
Я-Господь, а вы не повинуетесь Мне.
Я-ваш Бог, а вы не молитесь Мне
Я-ваш лучший Друг, а вы не любите Меня.
Если вы несчастны, то не вините Меня..."

Надежда_
Свой человек
Свой человек
Сообщения: 647
Зарегистрирован: 27 дек 2006, 11:38
Откуда: Москва

Сообщение Надежда_ »

 
Как найти и сохранить любовь -
тема очередного выпуска телепрограммы "Православная энциклопедия", на вопросы отвечает священник Алексий Уминский.

https://www.sedmitza.ru/index.html?sid=7 ... ent=belief

Надежда_
Свой человек
Свой человек
Сообщения: 647
Зарегистрирован: 27 дек 2006, 11:38
Откуда: Москва

Сообщение Надежда_ »

 

Ответить

Вернуться в «Что такое любовь и как ее сохранить?»